Previous Entry Share Next Entry
Я выбираю
gelena_s
И еще в продолжение темы автоматической реакции. Когда я работаю с запущенными жертвами абьюза (а они, кстати, чаще всего считают, что сами себя плохо ведут и тем самым провоцируют партнёра на срыв), то первое, что предлагаю сделать – это взять ответственность на привычную и автоматическую реакцию.

Например, если человек всякий раз автоматически сжимался в «защитный комок", то так и сказать себе: «Я ВЫБИРАЮ сжиматься». То же самое и с любым другим автоматическим защитным поведением, хоть с криком, хоть с бегством, хоть с прерыванием отношений.

И вопрос для продвинутых: чем это отличается от "я в таких случаях МОГУ ТОЛЬКО сжаться» или от «Я ПРАВ, что в таких случаях сжимаюсь»?

Как работает это самое «я ВЫБИРАЮ…»?


Подписаться

Recent Posts from This Journal

  • Других посмотреть

    Каюсь, в посте про собеседование я не дала наводку на одну простую мысль, мне казалось, она на поверхности. Но все равно сработала инерция и яркий…

  • Нет такого слова

    В свое время словосочетание «как бы» стало популярным паразитом и им грешили многие. Сейчас уже поменьше, но еще встречается. Как бы…

  • Телесное

    В продолжение темы собеседования. Как раз на видео хорошо заметно, как человек в своей интимной зоне во время собеседования нередко стремится или…


осознанность тренируется, очевидно.
человек научается рулить эмоциями, научившись выбирать из имеющегося, он может научиться выбирать и из чего-то нового

в общем, хвост перестает вилять собакой

Отключить нейронную цепочку, которая делает "в случае опасности - замереть".

"я в таких случаях МОГУ ТОЛЬКО сжаться» - выученная беспомощность и отсутствие выбора

«Я ПРАВ, что в таких случаях сжимаюсь» - твой выбор и наличие других вариантов, через какой то время возможно осознание, что можно быть вправе не только сжиматься

Взять реакцию под контроль, сделать ее осознанной.

это про осознанность, про "здесь и сейчас", про настоящее в настоящем, а не про прошлое в настоящем

"Я ВЫБИРАЮ сжиматься" - я несу ответственность, потому что я взрослый

"я в таких случаях МОГУ ТОЛЬКО сжаться" - это не мой выбор, это не я так решил, это обстоятельства меня к такой реакции вынудили
"я ПРАВ, что в таких случаях сжимаюсь" - остальные варианты реакции на сложившуюся ситуацию могут попасть под "неправильное поведение", а "я не могу быть не прав, я прав всегда и во всем", директивно, жестко, без полутонов и более широкого диапазона реакций

если мне не светит за мою реакцию получить в лоб - я начинаю смеяться над наездом и троллить
ну реально же ржачно, что это человек считает, что его мнение для меня важно

Это из серии - судьба ведет тех, кто следует ей и волочит тех, кто сопротивляется.
Или из серии - про заныривание внутрь водоворота и прохождение его насквозь до конца, до того места где он истоньшается, вместо обессиливающей, обреченной на поражение борьбы с ним.
Или из серии - гулять так гулять; стрелять так стрелять; напрягаться, так напрягаться - вместо того, чтобы подавлять подавленность, впадать в депрессию по поводу депрессии, заморачиваться по поводу заморачивания, бояться испытывать страх и др. форм заливания бензином пожара.
Про то, чтоб быть в роли полевого исследователя и естествоиспытателя любых своих пререживаний, а не их пассивной и беспомощной жертвой.

Про то, чтобы испить из чаши человеческой жизни, все, что нам причитается. Про Несение своего креста. Своей Голгофы и своего Воскресения.
Про то чтобы стать взрослым и не жопой, а лицом к своим проблемам поворачиваться, не бежать от них, а решать.

Edited at 2018-06-21 08:42 am (UTC)

Когда человек описывает свои эмоции и ощущения, а потом говорит себе: если у меня такие эмоции (херово, хоть сдохни от этого херового мира!!!!), он из страдальца переходит в категорию исследователей. Оказывается в положении статусом выше.

Если можно, оффтоп:

"Ветер надежд растрепал мои волосы.
Я живу перелетом птиц.
Жизни бегут разноцветные полосы
Вниз по ручью исчезающих лиц.

Сколько лет
Я ищу наугад
Ясный свет,
Где любви водопад,
Где ответ
На вопросы, которые
Я сам себе задаю невпопад!

День суетится резиновым мячиком,
Прыгает и вертится волчком.
Серость манит зазывающе пальчиком
Тихой привычкой и узким мирком.

Только я
Не могу не мечтать,
Сам себя
Все пытаюсь понять.
Зря - не зря,
Но живу ожиданием,
Что научусь белой птицей летать.

Мир распишу золотистыми красками,
Солнечным ощущеньем весны
Перемешаю реальность со сказками,
Буду являться тебе через сны.

Я же не раб
Обстоятельств и дел.
Сам выбираю
Свой путь и удел,
Сам сочиняю
Себе настроение,
Сам добиваюсь того, что хотел.

Ветер чудес растрепал мои волосы,
Ночи шаль разлеглась полотном.
Первой струны обжигающим голосом
Сердца призывы звучат перед сном.

Верю ему,
Что однажды найду
Света родник
В изумрудном саду.
Путником, странником, солнечным мальчиком
Я по лугам этой жизни иду. "

Автора найду в Интернете позже.


Об авторе: По специальности преподаватель математики. Работал с детьми - учил их туризму-альпинизму. Участвовал в чемионате России в скальном классе на Ергаках несколько лет назад. КМС по альпинизму.

ну там выше уже все сказали
осознанность
переключение привычных нейронных цепочек, анработка новых
и да - хвост перестанет вилять собакой

+

Отличная методика! Мне в таких случаях помогает эффект травинки: гнётся, но не ломается. А отдышавшись, убираю абьюзера из своей жизни.

Если я выбираю, то у меня есть варианты и возможности другого выбора. Хотя бы теоретически.

У меня все почти так, но немного набок. Я по эти Ваши паузы и злость, уважаемая. Уверен был, что родители. А нет, все страшнее.
Пошел я как-то осенью в первый класс. Там нам сразу в первый день стали буквари выдавать. Раньше их только в школьной библиотеке и давали. Хорошим детям дали новые, самые свежие, их никто еще даже не открывал. Другим детям дали буквари прошлогодние. По которым уже учились. Так я не приглянулся сразу училке и она меня и еще человек пять в последнюю группу определила. Нам дали буквари самые древние.
Понятно я сильно расстроился. И мы с соседом, которому самый новый дали, стали буквари сравнивать. Мой, конечно, потрепан был изрядно. Но еще одна вещь обнаружилась. У него в самом начале на всю страницу Ленин был нарисован. А у меня сразу Ленин, а на другой- Никита.
Это очень быстро открылось, когда через некоторое время училка нам сказала просчитать столько-то листов букваря и открыть. Я и еще несколько человек открыли на другой странице. Нас сначала обругали, но потом выяснилось. Страницы из-за Никиты не совпадают. Нам сказали, чтоб мы или прибавляли или вычитали одну страницу. Я сразу и забыл. Просто стал смотреть, на какой странице соседи букварь открывали. И искал нужную.
У меня был сосед по коммуналке, взрослый человек, он уже третий класс заканчивал. Он еще сразу сказал мне, что у меня полное собрание сочинений букваря, а у тех кому новые дали- просто огрызки. Я сразу стал букварь беречь и постоянно ему из цветной бумаги новые обложки складывать.
Буквы я знал, но читать меня мама научить не смогла. Сейчас понимаю, что не смогла бы в любом случае. Так на букве Д букваря я сам читать начал. По чтению стал один из лучших. И мнение свое обо мне училка пересмотрела. И даже посадила на последнюю парту. Туда, где сидели те, за кем она уже не следила.
Перед самыми каникулами нам училка говорит. Наше родное и горячо любимое правительство так на народных харчах отожралось, что доброе стало. И дарит все буквари детям. Чтоб память была, и буквы не забывали. Я обрадовался сильно. И стал думать, что я в старости, когда как старики в деревне, все буквы позабываю, а букварь-то тут как тут. Он мне лишним на старости лет не будет. И тут я свой букварь полюбил еще больше.
А еще училка добавила, завтра будет наш класс проверять роно. И стала всем говорить, какие вопросы она будет задавать и кого спрашивать. И что они отвечать должны.
Наступает последний день учебы перед каникулами. И на первый урок, как раз по букварю, приходят старые дядьки с орденскими планками и старуха, чисто хозяйка Похъелы. Нас с места сгоняют и говорят - постойте у стены. А букварь мой остался лежать на краю парты. А эти расселись на две последние парты.

Стою, стенку подпираю, училка свой спектакль гостям показывает. Старики сидят, зевают. Вдруг один со скуки мой букварь открыл, подпрыгнул, подозвал к нему свою компанию. Они вскочили, как ошпаренные, стали бегать по классу буквари у всех детей открывать, а у некоторых отбирать. Кинули эти буквари стопкой на мой родной букварь, прервали урок и подозвали училку. И стали ее ругать. Все дети сидят тихо. А я, все равно стою, подошел к ним и поинтересовался. Когда смогу свой букварь забрать. Мне же его правительство подарило.
Училка и говорит. Никогда, твой букварь отбирают. Как вредный. Почему? Из-за Никиты. У меня кровь отхлынула от головы, нижняя челюсть опустилась. Стою, вытаращив зенки и думаю.
Вспомнил, что мне мама говорила. Их в войну заставляли чернилами фотки в учебниках закрашивать, просто в прямоугольники, на которых враги народа были нарисованы. А перед этим их старший брат подходил. И глаза гадам на фотке прокалывал и ругался. В школе говорили, что, если бы не эти гады, то дети каждый день хлеб ели. Мама сказала, что они этому офигительно верили.
Я набрался смелости-наглости и снова подошел к взрослым и сказал. А хотите я прямо сейчас перед вами Никиту полностью закрашу? Что мне сделать, чтоб вы мне снова букварь вернули? Но дядька отвечает. Это не выход. Неожиданно моя училка говорит. А давайте этот лист просто вырвем. Я не ожидал от не такого. Она всегда говорила, что вырывать из книги никогда ничего нельзя. Мне первому эта мысль в голову пришла, но я побоялся даже предлагать. А ей ответили. Над этим думали, но тогда потом легко из букваря Ленин может выпасть. И букварь снова станет вредным и даже антисоветским, полностью непригодным к использованию. Я постоял перед ними. Но мне ничего не дали. Обидно было, что только я один за букварь просил.
Дальше я так и просидел два урока. С неподвижным лицом, опущенной челюстью и вытаращенными зенками, молча. Не плакал, я ваще тогда уже не плакал, но голова кружилась. А в начале последнего четвертого урока училка говорит. Дети, поступила просьба библиотеки отдать ваши буквари к ним. Чтоб другие дети учиться могли. Все сразу ей отдали. Мамы нам говорили, что лучше училкам не перечить, хуже будет. Но я не обрадовался. А с чего мне радоваться? Какое мне дело до их букварей. Хотя догадался, что это из-за меня. И еще догадался, что ей это в учительской сказали. Моя первая учительница была простой и бесхитростной, вчерашняя школьница. Если бы это ей в голову пришло, она бы сразу даже посреди урока сказала бы.
Тут наступает первая пауза.

Пауза пока продолжается. Каникулы идут. Первые дни я ходил в трауре по букварю, но потом немного отпускать стало. Потащила меня мама на какие-то магазины, не помню какие и не хочу помнить. Возвращаемся назад по Подъездному переулку, проходим мимо моей школы. Мама и говорит, что я тащусь как елеможаха. Я сразу срываюсь, пробегаю немного вперед и останавливаюсь около ограды нашего школьного двора. И через нее вижу, как завхоз школы вынесла какое-то ведро, выбросила содержимое в мусорный бак и подожгла. Начал подниматься дым и завхоз сразу ушла. Вдруг меня осенило. Не мой ли вредный букварь сжигают? Чего же я стою? Там у стены деревянные ящики из-под картошки, подставлю их к баку и залезу посмотреть. Я уже стал открывать ворота. Но подошла мама и опять запела про елеможаху. И завхоз вышла из школы, неся какую-то коробку с книгами и бумагами, вывалила все в бак, переворошила. Огонь из бака поднялся высоко, она посмотрела и ушла. Я хотел во двор, но мама с силой меня тащила вперед. Она думала, что я хотел играть с огнем, который детям не игрушка. А я просто хотел спасти свой букварь. Потом успокоился, понятное дело мама не разрешила бы мне притащить обгорелую книгу домой. И стал думать. Выходит мой букварь все это время был в учительской или библиотеке. А я не знал. И самое обидное, что мне из этих гадов никто не сказал. Я бы его обязательно украл. Эта комиссия из роно просто отобрала букварь, а отдавать или нет, решали наши училки. Вспоминаем вторую арию царицы ночи из волшебной флейты. В моей груди пылает жажда мести...
Пауза закончилась. Каникулы тоже. В первый же день перед уроком природоведения меня толкнули, когда я заходил в класс этого самого природоведения. И прямо на цветочный горшок. Он у двери стоял на какой-то конструкции из прутьев. ОН естейственно разбился и разбитый остался на полу валяться. Мы все разбежались и расселись по местам. Заходит училка и первым делом спрашивает. Кто разбил? Я подумал, что жалко будет унижаться перед этими убийцами букваря. И вспомнил, что родители говорили, когда пороли. Умел воровать, умей и ответ держать. Встал и сказал. Я разбил. Наказывайте, как хотите. Училка в ступор. А объяснение можно услышать? Я, подумав, сказал. Можно, меня толкнули. А кто тебя толкнул? Молчание. Дети, кто его толкнул? Дети, так и будем молчать всем классом? А дальше было все как у обычных людей. Но я поймал себя на мысли, что раньше, когда до этого места в подобной беседе добиралась, тебя бы уже сто раз обругали. С этого времени я стал всегда так делать. И иногда даже оправдания не приводил, если понимал, что они жалкие. И как с врагами по-другому разговаривать?
Если хоть кто-то из Вас скажет мне, что я безграмотно пишу. В ответ получит только. Верни мой букварь, падла. С Никитой.

Для меня такое "я выбираю" звучит как обвинение и наезд.
А некоторую свободу дает скорее вопрос "интересно, что со мной происходит".

Ну это уже для более стабильных пользователей)). Когда человек в ступоре, интереса у него мало что вызывает. Но вот про обвинение и наезд- интересно, какой тут ход мыслей?

?

Log in

No account? Create an account