?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Романтическое
gelena_s
Я всегда считала, что в какой-то степени Союз сгубила идеализация борьбы и лишений. И навешивание вины тем, кто их уже не испытал.

Read more...Collapse )


Подписаться

Recent Posts from This Journal

  • Формальная сторона

    В продолжение темы браков старших родственников расскажу немного о моей семейной истории. Польская бабушка таки выходила замуж в шестьдесят…

  • Шаг третий

    Продолжаем идти двенадцатью шагами. Теперь третий шаг. Звучит так: у меня тоже есть свои чувства и потребности и я хочу, чтоб близкий уважал их.…

  • Скрипач не нужен

    Вначале немного лирики: Это отдельная тема, которая часто обостряется, когда человека оставляют. Как раз недавно работали с клиентом на эту…



А как им было не идеализировать борьбу и лишения, если при той экономической модели без лишений ну никак?

Романтизировать нельзя. Самое честное — признавать то, как оно было на самом деле, например, как написана книга Алексиевич "У войны не женское лицо" — никакой романтики. Глубокое уважение к тем, кто это все перенес, но никакой романтики, окопная правда.

Очень мне близка такая мысль. И у меня плюс к уважению сочувствие (очень жаль, что...), что довелось такое перенести.

Да, конечно, и сочувствие тоже.

Так где тут подвох? Где на романтизации подвига теряется связь поколений?
-------------------
Если я правильно помню, в одном из упражнений денежного марафона было об этом.

Это нормально и правильно, когда предыдущее поколение (1) вкладывается в то, чтоб обеспечить существование последующего поколения (2), а поколение-2 вкладывается в обеспечение следующего поколения-3. В этом - связь и преемственность поколений.

Но если естественную задачу поколения-1 романтизировать из-за каких-то сверх-сложных условий и требовать от поколения-2 оказывать почести и чрезмерные благодарности поколению-1, у поколения-2 не останется ничего для следующего поколения-3. У поколения-2 и последующих получится жизнь ради прошлого вместо жизни ради будущего, и в этом - нарушение преемственности поколений.

у моей маменьки романтизация прет. Но это у неё религиозное. Сама то терпеть не любит , не терпела, но с таааким придыханием прям рассказывает , что у той бедной женщины муж алкоголик и она всююю жизнь на него положила. Или что бедные люди - это добрые люди.



Edited at 2018-02-13 04:48 pm (UTC)

Два вступительных предложения этого текста вызвали так много воспоминаний!

За свою школьную жизнь, по заданию учительницы, написала несколько сочинений о Павле Корчагине.
Горький с его Песней о Буревестнике. Это заучивалось наизусть. До сих пор почти все помню.
Повесть о Настоящем Человеке. Лозунги на подобие «Да здравствует ветер, который в лицо!».
Подвиг Александра Матросова.
Рассказы куратора группы на первом курсе Бауманского, как она в товарном вагоне ехала с ровесниками на коммунистическую стройку. Дорога заняла семь дней. Каждый день из еды был только один плавленный сырок. Она столько раз повторила с гордостью про эти семь сырков и товарный вагон, что я до сих пор помню. О самой стройке ничего не рассказывала, а вот этими плавленными сырками нас замучила.
Наша куратор гордилась своими лишениями и тем, как она их преодолела. То, что доставка рабочей силы к объекту могла бы быть организована лучше, ей даже в голову не приходило.

Героически преодолевать трудности становится важнее всего. Важнее самого дела. Происходит подмена понятий и обесценивание отличного результата, если при его достижении не было «трудностей».

Приведу очень простой «кухонно-бытовой» пример из собственной жизни.
Ко мне в гости приезжает пожилая родственница, воспитанная на идеалах Павки Корчагина и истово в них верящая. Муж, во имя сохранения психического здоровья, исчезает в трехнедельную командировку. Остаюсь я и мой четырехлетний сынишка. Через пару дней получаю укоризненное замечание: «Ты совсем не убираешь дом! Пользуешься тем, что ребёнок и я такие аккуратные!». Реальность: дом дезинфицируется ежедневно, а не просто убирается, так как у ребёнка появилось несколько аллергических реакций. Одна из них на пыль. Кстати, у родственницы сильно выпадают волосы. Да и не самый аккуратный это человек. Вежливо отвечаю, что дом убирается ежевечерне. Сразу после того, как они ложатся спать в 9 вечера. Их спальня убирается во время ее утренней прогулки с ребёнком. Тем же вечером дама не ложится спать и приходит посмотреть на мою уборку. Следующее восклицание: «Ты моешь полы шваброй? А что это за такая изогнутая ручка?». Далее назидательный рассказ, что полы она всегда мыла только руками на карачках и холодной водой с содой. Никаких перчаток! Вот это вымытые полы. А то, что я делаю - это халтура для ленивых. Мерило работы - усталость и боль в спине. Раз я не уработалась за уборкой до бессознательного состояния, то я ничего и не делала. Все. End of story. Понять, что у швабры органомическая ручка и вымывает всякие уголки эта швабра получше многих рук, эта родственница не захотела.

ирина б86

(Anonymous)
Наверно, когда считается, что подвиги - это круто, то если ты не совершил подвиг, то как-то автоматически считаешь себя человеком второго сорта. И это ужасно неприятно, эти мысли хочется от себя гнать и вообще в ту сторону не думать. А если в той стороне предки-герои, то и о них стараешься не вспоминать. Я об этой ситуации в студенчестве много размышляла, поскольку была жутко падкой в школе и вузе на разные истории про героев и мечтала стать такой же. И как раз ощущала себя человеком второго сорта из-за невозможности совершить аналогичный подвиг. Спасти кого-то из огня или что-то подобное. А потом как-то пришла к выводу, что наличие спасающего героя автоматически подразумевает под собой кошмарную для людей ситуацию. А если я хочу стать героем, то, получалось, что я автоматически желала другим людям (и в какой-то степени себе) попасть в такую вот трагедию. В общем, после этих размышлений как-то иначе стала относиться к историям о подвигах.

Один из подвохов -что результат, полученный "черезнемогу", при дефиците всего и через левое ухо задней ногой оказывается ценнее, чем просто хороший результат в спокойном режиме. Превозмогание круче преуспевания.
И, елы-палы, хотеть качества жизни и комфорта в деятельности оказыатеся нельзя. Не превозмогал - не считаешься.
(Или - должен быть вааще идеальным)

А еще фокус внимания смещается в прошлое. Они герои (так и есть), а ты, что бы ни делал, не дотягиваешь и никогда не дотянешь. ТАким образом, все самое достойное как бы остается в прошлом, а в будущем все второсортное и недостойное. Безнадега какая-то.
Ну и вот манипуляция: что с одной стороны, тебя шпыняют, что должен, при этом ты никогда не дотянешься до уровня героя. Морковка пресловутая.

Вспомнилась ситуация.

Я в детстве писала стихи. И вот как-то в школе был утренник, посвященный подвигу наших предков (не на 9 ли мая?). И бабушка мне сказала, что я обязана написать на эту тему что-нибудь, чтобы выступить. Я обычно такие задания выполняла легко, но здесь прямо как блок стоял - я чувствовала себя откровенно неловко. И в итоге бабушка выродила сама примерно следующее, как сейчас помню.

Мы в трудные годы явились на свет
Суровое утро, суровый рассвет.
Никто не возил нас в удобных колясках,
О пряниках сладких мы слышали в сказках.
И скромно и просто мы были одеты,
В резиновых тапочках синего цвета.
Не пели мы песен о всяких страданьях,
Мы чувства ковали в огне созиданья.
Ансамблей и джазов тогда не бывало,
И нашим кумиром Валерий был Чкалов.

Это была буквально квинтэссенция ее рассказов. В моем представление "поколение 20-х" было поголовно героями, невосприимчивыми к жаре и холоду, питающимися очистками, одновременно самостоятельными и послушными по отношению к родителям и никогда не хотящими собаку. В общем, довольно противными для меня людьми, на фоне которых я была какой-то гадостью, которая не ела кашу и смела чего-то хотеть (конечно, собаку). И вот это мне нужно было прочитать со сцены со словами "мы" и выдавать за свои стихи. Отказаться не было никакой возможности. В итоге я выдавила первые пару строк и просто замолчала, я не могла говорить дальше. Помню, как потом бабушка рассказывала стихи родителям уже после утренника, повторяла, что мол "* расчуствовалась и забыла", а потом тащила меня за руку и шипела, что я не уважаю своих предков и что у меня все есть, а я не ценю, и так далее, и тому подобное. А я не могла даже объяснить, что произошло - тот зажим, тот жгучий стыд, который я не смогла преодолеть, чтобы выдавить как свое это ее видение.