?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Плохая мать
gelena_s
Ну и вторая часть упражнения, «Ты плохая мать».

Read more...Collapse )


Подписаться

Recent Posts from This Journal

  • Про шаги

    Если кто не заметил, так в том самом комментарии я посоветовала использовать шаги из АА, как способ выхода из ситуации. Лично я считаю, что это…

  • Немного конкретики

    Расширим предыдущий вопрос, добавим немного деталей. Имеем: женщине за пятьдесят, в разводе лет десять, муж побежал за новой молодостью и вторым…

  • Про сервис

    Я тогда с клиенткой посмеялась больше над маминым контролем в виде снятой «вредной» шкурки. Есть женщины и мужчины, которые умудряются…



Я пиздец, но я даже не знаю с чего начать, в каком порядке излагать - столько всего.

Ты плохая мать, потому что превращаешь меня в чудовище. Ты вынуждаешь меня испытывать чувства, которые я считаю ужасными, и вести себя так, как я считаю недопустимым: орать.

Ты плохая мать, потому что ты отдавала меня в руки врачей, которые делали мне больно - и ты не потрудилась ни объяснить заранее, зачем, ни подготовить меня к этому. Ты просто стояла и смотрела, как меня мучают:
Ты позволила вырезать мне аденоиды - как потом оказалось, напрасно, потому что мои болезни были спровоцированы аллергией.
Потом, когда мне было пять, мне промывали нос фурацилином. Огромные толстые тётки укладывали меня на спину на кушетку, зажимали со всех сторон, вставляли в нос катетер, и фурацилин начинал течь в нос - я захлёбывалась фурацилином и собственными соплями, орала, а ты стояла и смотрела, а потом шутила, что я вся желтенькая, как циплёнок. Даже сейчас, когда вода или фурацилин течёт в нос - это щипет все носовые пазухи изнутри. И да, сейчас я понимаю, что это было нужно - но неужели нельзя было сделать так, чтоб мне было меньше больно и меньше страшно?! В другой больнице, потом, мне самой давали держать катетер и сидеть, наклонившись над тазом. Или ты могла сама держать меня и успокаивать голосом, но ты этого не делала - стояла, смотрела, а потом шутила про циплёнка. Да, блин, даже просто объяснить заранее, как будет процедура проходить, что вода будет течь в нос и надо сплёвывать - научить, как это пережить.
Когда мне было семь и я разбила лоб, ты опять потащила меня к толстым медсёстрам - зашивать, но я отбилась - и вполне хватило заклеить порез пластырем.

Ты плохая мать, потому что когда кто-то причинял мне вред или боль, ты заставляла меня думать, что это моя вина, вместо того, чтоб научить защищаться. Что это я сама нарвалась.

Ты плохая мать, потому что когда мне было 5 и ты родила второго ребёнка, мою сестру, ты оставляла меня смотреть за ней. Я дико испугалась, когда она упала с дивана - думала, что она убилась. Она начала орать, ты начала орать... Мама, мне было пять!!! Я сейчас смотрю на фотографии - я сама была почти одно размера с новорожденным ребёнком. Чем ты думала?!

Ты плохая мать, потому что ты - лицемерка, и твои правила никогда на самом деле не работали. Ты всегда позиционировала, что надо делиться, быть щедрой. Однажды, когда мне было пять, отец принёс домой дольку дифицитного арбуза, и я позвала друзей на арбуз... А ты устроила мне за это разнос и скандал: орала на меня "Ну как ты не понимаешь!" - мол, арбуза мало и отец принёс его для нас. Я не помню, что случилось с арбузом - пришли ли друзья, разделили ли его, или ты вынудила меня сказать, чтоб не приходили... Только как ты орала, и у тебя на лице было такое... выражение недоумения и чуть ли не слёзы, а я пыталась возразить, что ты ж сама говорила, что надо делиться.

Ты плохая мать, потому что однажды перепутала микстуры, и вместо укропной настойки дала моей новорожденной сестре спирт. И да, бутылки были похожи и отличались только полоской на этикетке - оранжевая или зелёная. Но я помню, как моя сестра начала задыхаться, а ты начала паниковать и рыдать, и я очень испугалась. Ты плохая мать не потому, что перепутала микстуры, а потому что это я успокаивала тебя, а не ты меня, хотя мне было пять, а тебе тридцать.

Ты плохая мать, потому что, когда мне было семь, при переезде ты выкинула мою любимую игрушку, а мне рассказывала сначала, что она, наверное, убежала, а потом - что ушла к другой девочке, потому что ей было нужнее. Мне было шесть, игрушка была для меня живая - и я помню то чувство обиды, что меня бросили, что мне предпочли другую девочку. Из той ситуации у взрослой меня росли дивные установки: что мне нельзя бороться за что-то дорогое для меня, если оно кому-то другому нужнее. Когда мне было 25, ты призналась, что выкинула игрушку, потому что она была старая и некрасивая. Тебе было насрать, что это была любимая игрушка, с которой твой ребёнок не расстаётся.










Ты плохая мать, потому что никогда не защищала мои вещи от младшей сестры. И не важно, разрисовала ли двухлетняя она мою любимую куклу (немецкую!), выдрав ей ресницы, или, пятнадцатилетняя, надела мои любимые офисные туфли гулять, и сломала носы - так, что только выкинуть осталось. Сначала был дифицит, и замену банально было негде взять, а позже - на замену не было денег. Но ты всегда защищала сестру, орала на меня, что я как старшая должна понимать и делиться. Я, это я всегда оказывалась виноватой за то, что жадничаю. Ты никогда не запрещала ей брать мои вещи, но запрещала мне своё защищать.

Ты плохая мать, потому что так упахивалась домашними делами, что на то, чтоб быть матерью у тебя не осталалось сил. Ты вырезала из морковки цветочки в суп, чтоб суп красивым был (и мы его лучше ели) - но потом у тебя не оставалось сил, чтоб быть ласковой со мной, и ты срывалась и рявкала. Ты сейчас любишь вспоминать те цветочки - с умилением и гордостью. А я вспоминаю, как смотрела на твою спину на кухне и боялась к тебе подойти - от тебя исходила аура напряжения (я тогда не знала таких слов - только помню это ощущение и инстинктивное, животное знание, что к тебе опасно прикасаться).

Ты плохая мать, потому что никогда и ничему нас не учила. Всё, что я знаю о домашних делах - это вопреки тебе, а не благодаря. Я помню, как ты нажаловалась уже живущей отдельно мне, что тебе приходится стирать вещи сестры, и я сказала: путь она сама себе стирает. Конец истории мне сестра рассказала: она попыталась сама постирать свой свитер, но ты выдержала пять минут, и накинулась на неё "Да кто так стирает! Совсем безрукая, уйди отсюда, я сама!". У тебя никогда не хватало терпения учить нас бытовым навыкам.

Ты плохая мать, потому что от твоей субботней уборки отец сбегал в гаражи пьянствовать. Тебе невозможно было помогать: ты орала, что всё не так, что мы безрукие и кто так делает! Я помогала всё равно, вопреки твоему ору, потому что мне было тебя жалко.

Ты плохая мать, потому что использовала нас для того, чтоб манипулировать отцом. Однажды, когда мне было шесть, ты собрала его вещи в чемодан и выкинула за дверь, потому что он опять пришел домой пьяный. А потом ты приказала мне бежать за ним следом "Папочка вернись" - ты сказала "Ты что, хочешь, чтоб у тебя отца не было?"
Когда уже взрослая я припомнила тебе этот случай, ты сказала, что такого не было, что я вру, придумываю и наговариваю.
Вообще, "не было такого" - твоя обычная реакция на напоминание о любом твоём косяке.

Ты плохая мать, потому заставляла меня чувствовать себя виноватой за то, что я родилась и живу. Ты говорила мне: "Я ради вас живу с вашим отцом-алкоголиком", а когда мы рассматривали альбомы с семейными фотографиями, ты каждый раз рассказывала о том, как беременность мной уничтожила твою красоту, как ты перестала за собой следить (у тебя не было возможности), и как отец стал тебя за это презирать, и у вас испортились отношения. На фотографиях до беременности ты такая счастливая, а потом - всегда угрюмая, с поджатыми губами... Господи, как же я ненавидела себя, за то, что родилась.
И опять, ты такая лицемерка: ты говоришь, что счастье женщины в детях, но у тебя нет ни одной счастливой фотографии после того, как я родилась. Я верила фотографиям, а не словам.
Только много позже мы нашли письма отца тебе уже после твоей второй беременности - всё, что ты мне рассказывала про презрение отца оказалось враньём. Даже после твоей второй беременности он всё ещё безумно тебя любил и считал самой красивой женщиной на земле. Ты просто переносила на него собственное презрение к беременной-себе.

Ты плохая мать, потому что высказывала мне "ваш отец то, сё" и требовала "пойди скажи своему отцу", как будто это я виновата в том, что он - мой отец. Только после 25ти я додумалась возразить, что в этом нет моей вины. Он стал твоим мужем раньше, чем моим отцом. И я стала огрызаться: "Разбирайся со своим мужем сама". А ты стала рассказывать всем родственникам, что я тебя, свою мать, ненавижу.

Ты плохая мать, потому что среди ночи ходила в гаражи (20 минут пешком по пустырям и пролеску в одну сторону) "возвращать" пьяного отца домой. Мне было 10, сестре 5, время после полуночи - я сижу перед телевизором, обняв сестру, и испытываю вымораживающий страх: если тебя убьют, мы останемся на попечении у отца-алкоголика - что с нами будет?

Ты плохая мать, потому что кидалась на отца в драку, и часто - с тяжелыми предметами, швыряя в него то, что попадалось под руку. Ты пользовалась тем, что у отца - запрет поднимать руку на женщин, знала, что он тебе ничего не сделает. И ты оправдывала себя тем, что "словами можно ранить сильнее, чем ножом". И дико боялась, что однажды или ты его убьёшь, или от тебя (неосторожно оттолкнув). Двадцать три года моей жизни я боялась уходить из дома в выходные и следила, чтоб никаких тяжелых предметов не валялось на видных местах. Прятала утюг, скалку, ножи и ножницы, расталкивала вас по разным комнатам. Однажды я прокололась - ты чуть не выбила ему глаз тапочком на деревяной танкетке. Рассекла ему бровь, и у него всё лицо было залито кровью... Я просто не подумала о тапочках, что они тоже тяжелые и у деревяной подошвы острый край... Сначала за эти скандалы я ненавидела отца, потому что пил. Потом стала ненавидеть и тебя - устала за тебя бояться. Ты плохая мать, потому что не хотела контролировать себя.
Мне было очень страшно съезжать от вас. К тому моменту я уже прочитала кучу литературы и знала, что это всё - игра. Но всё равно оказалось удивительным, что вы так друг друга и не поубивали.

Ты плохая мать, потому что в погоне за тем, чтоб сделать для меня "как лучше" была жестока и бесчувственна по отношению ко мне. Ты всегда таскала меня по бабкам и знахаркам, и однажды, когда мне было восемь, отвела к травнику-деду. Отвратительный, вонючий, старый, бородатый - он стал задавать мне вопросы о том, сую ли я пальцы в писю - я на тот момент вообще не представляла, что так можно делать и зачем. Мне было обжигающе стыдно, а ты стояла рядом и слушала, как я, запинаясь, доказывала, что нет. А он нависал надо мной и допрашивал: "А ты не врёшь?" Только потом, когда мы от него ушли, ты сказала, что он старый дурак - но это ты меня к нему отвела и ничего не сделала, чтобы пресечь его! От его трав у меня по рукам пошла экзема - отвратительные красные шелушащиеся пятна. Это ты меня к нему отвела и заставляла пить его травы!
Когда мне было 12, мы были на пляже с родственниками. У меня уже начала расти грудь, а ты силой стащила с меня лифчик от купальника ("Сними эту мокрую тряпку, чтоб грудь не мёрзла"), и заставила так фотографироваться. Мне до сих пор обжигающе стыдно смотреть на ту семейную фотографию.
Ты хотела как лучше, но почему-то твоё "как лучше" для меня часто оборачивается или стыдом, или вредом, или болью.

Ты плохая мать, потому что стыдишься "женских" тем. Тебя никогда ни о чём нельзя было спросить, с тобой ничего нельзя было спокойно обсудить. Когда у меня должны были начаться месячные, ты мне ничего не сказала, но купила брошюру про месячные и вложила мне в учебники, чтоб я нашла. Ты никогда не говорила со мной ни о сексе, ни о контрацептивах. Всё, связанное с женским естеством, для тебя было и есть стыдное и грязное.

Ты плохая мать, потому что слишком боишься старения. Ты купила 16-летней мне жирнющий и дорогущий крем от морщин, а когда у меня от него пошли прыщи, сказала "Пусть лучше прыщи, чем морщины". Я в тайне от тебя скопила из денег на проезд и завтраков на другой дешевый увлажняющий крем, и прятала потом его (как и первый свой тональник, и первую помаду).

Когда мне было 7, в первом классе, нам задали сочинение про маму. Я написала, что ты очень много для нас делаешь, и у тебя от этого красные, натруженные руки. Ты прочитала - и как начала орать!!! "Да что ты за ребёнок! Нормальные дети пишут о том, что у них мама самая красивая и самая любимая! Нормальные дети не видят уродливых рук!" Ты порвала и выкинула мой черновик и сама написала о том, что мама самая красивая и самая любимая, и заставила меня переписать в мою тетрадь. Я почувствовала, что не имею права быть. Ты плохая мать, потому что не давала принятия. Из-за твоей реакции на меня, я чувствовала себя моральным уродом, выродком.

Ты плохая мать, потому что не научила меня планировать бюджет и обращаться с деньгами. Когда отец приносил в дом деньги, ты их прятала, и всегда говорила "денег нет". Отец никогда не знал, сколько на самом деле в семье денег... Мы с сестрой знали цифру, но... это было очень абстрактно, потому что тратить было нельзя, эта цифра никогда не была чем-то, что можно использовать. Это было так странно: ты брала меня на базар за покупками, и ходили мы весь день - от открытия до закрытия, несмотря на погоду - по 6-8 часов! Замёрзшая я выпрашивала у тебя купить стаканчик кофе у разносчиков, но это было "денег нет" и "очень дорого", и только минут через 40 "ну ладно, если очень хочешь, давай купим"... И при этом ты мне внезапно могла купить мне же какие-то дорогушие сапоги или кофту. Мне и сейчас сложно это в голове уложить: почему рубль на кофе на морозе - дорого, а 150 долл. на детские сапоги - нет. Почему на кофе "денег нет", а на дорогущую шмотку - есть.
"Денег нет" - это было на то, что хотели я, сестра или отец. На то, что считала нужным купить ты, деньги всегда были.

Ты плохая мать, потому что никогда со мной не считалась даже в том, что касалось только меня. Однажды ты решила, что "девочка должна быть сексуальной" и привезла мне с базара какой-то совершенно БДСМный костюм: короткая кожаная юбка и блузка к ней с кожаным ремнём-ошейником. Мне было 15, я была девочка-заучка, а этот наряд был для проститутки с Окружной! Ты обижалась, что я не хочу это носить... До сих пор меня попрекаешь тем костюмом. На выпускной я очень просила брючный костюм, а ты всучила мне шифоновое платье, потому что "девочка должна быть в платье". Я расплакалась, но ещё и виновата оказалась - ты так старалась, на базар ездила, а я, неблагодарная, не ценю! (Ты ездила на базар за продуктами, и сказала, что платье увидела случайно.) Когда на выпускном делали групповую фотографию класса - мы стояли на сцене перед всем городом - я стала с краю, а ты прибежала и при всех(!) схватила меня за руку и перетащила в центр группы, причитая вслух громко "яркая девочка должна быть в центре". Это было чудовищно унизительно! Я чувствовала, что горю от стыда, и хотела провалиться сквозь ту сцену.

Ты плохая мать, потому что мне приходилось бороться с тобой за право быть самостоятельной. Ты не понимала и не понимаешь "нет", и ты всегда продавливала меня чувством вины. Ведь ты так страдаешь от мужа-алкоголика, и так стараешься ради нас с сестрой - как я могу быть такой жестокой эгоисткой, чтобы не чувствовать благодарности за всё, что ты для меня делаешь! Как я могу обижать тебя отказом!!!

Когда я стала жить отдельно, ты приходила в мою квартиру, открывая дверь своим ключом, и приносила мне еду - хотя я просила этого не делать. Мне хотелось готовить самой (или не готовить). А приходилось подъедать то, что приносила ты, чтоб не выкидывать - я б чувствовала себя виноватой, выкидывая еду, и ты этим пользовалась.
Я не могла поменять замки, потому что квартиру купили мне вы с отцом - не чувствовала такого права, потому что это разбило бы вам сердце. И вы приходили туда, по отдельности, даже когда меня не было дома, и делали там, что хотели. Приходя домой, я никогда не знала, будет ли там пусто, или будет кто-то из вас. Когда там была ты, ты жаловалась мне по 40 минут на отца, как он тебя унижает - и я не могла тебя выпроводить, хотя была уставшая как собака после рабочего дня, и мне хотелось только упасть и в душ. (А отец жаловался на тебя.)
Ты могла вломиться ко мне в утром, когда я ещё сплю, чтобы проверить, нет ли кого у меня в постели (но у меня никогда никого не было именно по этой причине).

Ты плохая мать, потому что тебе нельзя было доверять, и твоим словам нельзя было верить. Ты говорила, что мать и дочь должны быть "как чёрная ночь" - все секреты друг другу доверять и быть лучшими подружками. Но как только я тебе какой-то свой секрет рассказывала, ты тут же рассказывала его своим подружкам. Я очень быстро поняла, что мои секреты тебе нужны только чтоб поохать и пообсуждать с твоими знакомыми за чаем.
А когда я разговаривала с тобой, как с подружкой - ты сразу вскидывалась "Каким тоном ты с матерью разговариваешь! Я тебе не эта твоя... (имя подружки)! Я твоя мать!"
Когда мне было 18, я начала рисовать. Мне было очень плохо - во многом, из-за ваших с отцом скандалов, и напряжение выплёскивалось в рисунки. Я уже к тому времени увлеклась психологией и знала, что по рисункам можно очень многое сказать о психологическом состоянии их нарисовавшего. И я знала, что было в этих рисунках, поэтому просила тебя никому их не показывать - а ты делала наоборот, и даже брала мою тетрать к себе на работу хвастаться. Твоя бухгалтерша сказала тебе: "А ведь у девочки серьёзные проблемы" - и ты передала мне её слова, блядь, с гордостью!!! Это был просто пиздец. Я много раз думала о том, чтоб сжечь ту тетрать, но у меня не хватало силы воли - это были мои рисунки. И ещё, мне дико не хватало принятия, и я думала, что может, ты права, и если я буду показывать мои рисунки, то это привлечёт ко мне людей (не привлекло). Я не могла защитить мои рисунки от тебя, поэтому просто перестала рисовать.

Ты всегда говорила, что нельзя выносить сор из избы, и поэтому ты жаловалась на отца мне, а не своим подружкам. Ты изливала всё своё горе жены алкоголика и всё свою обиду за годы унижений и неоправданных ожиданий на меня. ГОДАМИ!!! Ты гордилась тем, что для всех мы - "образцовая семья", и моими фото на школьных досках почёта. Ты жаловалась мне на отца, и ты так хорошо разыгрывала жертву, что 11-летняя я решила, что буду как можно больше заменять тебе отца, чтоб ты была меньше несчастной - я думала, что если тебе будет физически легче, то ты будешь меньше скандалить с отцом. Я ненавидела, когда вы орали друг на друга, и было невыносимо видеть, как ты потом плачешь! Но сколько бы я ни помогала тебе, это не делало тебя счастливой и не успокаивало тебя, и ты по-прежнему устраивала отцу скандалы, а потом плакала. Я пыталась тебя утешить, а ты орала "Уйди, отстань от меня, ты что, не видишь, что мне плохо!" Я проваливалась в бессилие, меня затапливало этим ощущением от кончиков польцев до макушки. В 15, у меня начались случаться эпизоды селф-инджури.

Ты плохая мать, потому что ты перевела всю меня на сочувствие тебе: у меня не было сил ни на хобби, ни на свидания, ни на общение с друзьями. Ты настолько опустошила меня эмоционально, высосала все эмоциональные ресурсы, что у меня не оставалось сил на собственные отношения - я настолько варилась в вашем с отцом несчастливом браке, была сыта вашими отношениями по горло. В какой-то момент я оказалась совсем пуста - у меня больше не осталось сил сочувствовать ни тебе, ни кому либо ещё, и я сказала "хватит" - ты стала говорить, что я ненавижу тебя. Но это не так: не ненавижу, просто у меня больше нет сил сочувствовать тебе и тебя жалеть.
Сейчас, даже с другими, в ситуациях, когда надо посочувствовать, я чувствую отвращение и злость. Ты плохая мать, потому что ты превратила меня в сухое и жестокое чудовище, не способное никому сопереживать.

Ты плохая мать, потому что хотя говорила мне, что мы с сестрой - смысл твоей жизни и для тебя на первом месте, но именно меня - живую меня - ты никогда перед собой не видела. Меня в наших с тобой, мама, отношениях нет и никогда не было (даже сейчас, тебе важнее на меня посмотреть, чем со мной пообщаться - ты требуешь включать видеочат, вместо того, чтоб просто поговорить - хотя из-за плохой связи слов не слышно, если работает видео). У меня всегда было ощущение, что в твоей голове вместо меня живёт некая абстрактная девочка, котора должна. Должна быть красивенькой, миленькой, хорошо учиться, любить платьица и берёзовый сок, нравиться мальчикам, любить свою мамочку, самую красивую и прекрасную на свете, и все секреты ей рассказывать, быть с мамочкой не-разлей-вода, шептаться-советоваться о кавалерах... Быть такой... маминой куколкой. И всё, что ты делала по жизни - ты делала для этой маленькой куколки. Живой меня там не было. Когда вдруг из-под этого идеального шаблона начинали торчать куски живой меня - ты или ломала, пока могла, или запугивала ("тебя за твой длинный язык муж бить будет" - это ещё самое мягкое).

Ты плохая мать, потому что, чтоб ты могла сохранить свою работу, мне приходилось работать на тебя - в выходные и отпрашиваясь с основной работы. Ты платила за 300 моих часов стоимость одного моего клиентского часа, и гордилась "я же тебе плачу!" (хотя, ты знала, сколько на самом деле такая работа стоит: я работала на тебя именно потому что ты не хотела тратить деньги своей организации на наёмного специалиста). При этом, мы постоянно скандалили, когда ты хотела сделать что-то, что по закону делать было нельзя. Ты орала, что я тебя ненавижу, что я плохая дочь, что я на стороне чужих, и не защищаю свою мать. Ты спрашивала мнение у всех подряд (не-профессионалов), и делала так, как говорили они - и это усложняло мою работу, потому что мне приходилось разруливать последствия! Господи, я так гордилась, когда ты получала подтверждение, что была права я... Ты вела меня есть мороженое... Как я сейчас ненавижу ту-слабую себя!

Постепенно, ты стала злоупотреблять моими услугами не только для работы, но и для себя лично - сама создавала на ровном месте ситуации, потому что знала, что тебе есть кому поручить расхлёбывать.
Из-за того, что приходилось тратить моё свободное время на работу на тебя, и каждый раз через скандал "ты плохая дочь", я выгорела. Я возненавидела свою профессию, в которую поначалу была влюблена. Это был медленный процесс - больше 5ти лет...

К 30ти годам у меня не осталось меня: мне ничего не хотелось, ничего не вызывало эмоций, у меня не было никаких целей, никаких желаний (только чтоб меня все оставили в покое). Мама, ты выпила меня досуха. Я не хотела иметь ни семью, ни детей, потому что мне было бы нечего им дать.

Однажды у меня случилось горе, и хотя я просила тебя НЕ приходить (знала, что ты сделаешь только хуже - если ты узнаешь о моих проблемах, то мне всегда приходится сначала утешать и успокаивать тебя, а не заниматься своими проблемами)... Ты пришла... и начала на меня орать, что это меня Бог наказывает за нежелание иметь детей. Мы поскандалили, и ты ушла домой, а там - наглоталась снотворного и запила их пол бутылкой коньяка. Тебя откачал отец, а мелкой пришлось убирать твою блевотину. А проспавшись, ты ушла из дома - и мне пришлось тебя искать по вокзалам. Просить у тебя !!!! прощения и умолять вернуться. - А ведь это у меня случилась беда и мне надо было решать мою собственную проблему, а не тебя по вокзалам искать!
Через много лет я спросила, почему ты тогда пришла помочь, а начала кричать про бога и детей. Ты ответила (искренне, я это почувствовала), что когда пришла ко мне и увидела, как я плачу, тебе пришло в голову, что я никогда бы не плакала так из-за тебя... Я испытала шок и ужаснулась от твоих слов: твоей реакцией на плачущую дочь была ревность, что плачет не из-за тебя! Не сочувствие к слезам, не желание утешить, а ревность! - Я до сих пор не могу это переварить, не знаю, как к этому относиться. Ты плохая мать, потому что в тебе нет ни капли сострадания к своей собственной дочери.

Однажды, после очередного твоего утреннего визита с открыванием двери своим ключом, мне пришла в голову мысль, что я никогда не стану свободной, пока ты жива. Я так испугалась, что буду ждать твоей смерти, чтобы начать жить, что бросила всё - квартиру, профессию, друзей, налаженный быт - и уехала в другую страну, где пришлось начинать всё заново.
Теперь ты упрекаешь меня в том, что я не хочу тебя к себе забирать (но это - правда).

Мама, ты плохая мать, потому что в попытках доказать себе собственную хорошесть как матери ты почти задушила меня своей заботой. Проехалась по живой мне железобетонным катком. Ты плохая мать, потому что слишком стараешься быть хорошей матерью, но в тебе нет ни сочувствия, ни доброты к своим детям, ни желания увидеть в них (нас) живых людей.

ты плохая мать, потому что стыдилась меня, и старалась сделать меня более удобной окружающим, непривлекающей внимания, чтобы никто не заметил мое "уродство" и не начал задавать вопросы = не увидел, что у тебя не такая образцово-показательная семья и дети, как у твоих родителей.
ты плохая мать, потому что жила с папой-алкоголиком больше 20 лет, выбирая быть жертвой, провоцируя его на агрессию.
ты плохая мать, потому что, поссорившись с отцом ночью, приходила ко мне в кровать, ложилась рядом и успокаивалась, а я не могла пошевелиться, все тело начинало болеть, но я не могла тебе сказать "уходи, я не могу выносить твоих переживаний", ты же моя мама, и я должна быть послушной и спасающей, чтобы как-то искупить свое уродство и болезнь.
ты плохая мать, потому что научила меня больше думать о других, чем о себе, и до сих пор обесцениваешь мои переживания и проблемы "другим хуже".
ты плохая мать, потому что внутренне вычеркнула меня из семьи, потому что я живу с обеспеченным мужчиной, а значит, обо мне не надо заботиться/беспокоиться, меня не надо учитывать в распределении семейный ресурсов.
ты плохая мать, потому что мне все еще трудно доверять тебе, раскрываться перед тобой, потому что я для тебя непонятна и слишком сложна. ты фыркаешь на мою секс ориентацию, мои переживания и решения. тебе все не нравиться. ты хотела бы, чтобы я была "ведической женщиной" (которой ты не являешься, и никто в нашей семье), а мои вкусы и пристрастия принимаешь снисходительно, как временную игру.
ты плохая мать, потому что грузишь меня своими проблемами, "используешь меня по назначению" - звонишь, когда тебе что-то надо, когда тебе плохо, и никогда в хорошем настроении. если тебя не останавливать, ты через шаг впадаешь в глубокое детство, топаешь ножкой, навешиваешь на меня свои обязательства и проблемы и раздраженно объясняешь "почему нет" на все мои попытки помочь. я тебя ощущаю как вампира.
ты плохая мать, потому что завидуешь мне. я чувствую это, когда говорю о работе моей и мужа, ты всегда спрашиваешь цены на наши услуги, калькулируешь и вздыхаешь (у тебя иначе, другой город и сфера и все остальное), и мне становиться стыдно, вродя я чахну над златом, пока ты живешь в нищите (что совсем не так).
ты плохая мать, потому что прогоняла всех мужчин, что были со мной и с сестрой, пока мой муж не поставил тебя на место. раньше каждому ты отводила пространство на задворках, показывая, что он не дорос до нас, что мы (семья) круче, образованнее, умнее, глубже, а он - так, мелочь, проходящий вагон, и ты снисходительно тепрела его, пока не отвалится. теперь это невозможно и ты поддавливаешь на мое чувство вины, и пытаешься выделить "семья - это мы (ты, я, сестра)" изподтишка.

ты плохая мать, потому что наказывала молчанием, и это невозможно было выносить.
ты плохая мать, потому что не выносишь правду и не можешь выдержать мои эмоции. как только мне как-то, кроме "хорошо", ты снова впадаешь в 3х летний возраст и кричишь, что ты так устала, ах оставьте меня все (только что было все ок), хотя от тебя никто ничего не требует делать, я просто не хочу скрывать своих переживаний. но каждый раз плачу цену за свою открытость.
ты плохая мать, потому что я много раз принимала решение на открываться перед тобой, но у меня не получается, я чувсвтвую, что это нездорово, открываюсь и снова получаю от тебя по лбу. и потом приходит тупая обреченность "так будет всегда".
ты плохая мать, потому что не умеешь слушать и слышать, спешишь поучать, высказаться, поговорить о себе, какую тему бы ни затронули, тянешь на себя одеяло.
ты плохая мать, потмоу что манипулируешь и включаешь на чувство вины. потому что каждое мое решение, непохожее на твое, обесцениваешь, рассказывая, что мне на самом деле нужно, как это будет сложно/плохо/страшно/опасно, и как надо. даже, если я рада, счастлива, я окунешь это в гавно.
ты плохая мать, потмоу что не чувствуешь границ (ни своих, ни чужих), и если рассазать тебе о своих планах, ты начинаешь меня контролировать и пытаться влиять, поворачивать дело в ту сторону, которую считаешь правильной.
ты плохая мать, потому что лицемеришь. ты учишь людей принятию, необусловленной любви и т.п., но сама не делашь почти ничего из этого. это просто слова. кажется, меня ты так и не приняла, и я боюсь рассказывать тебе все важное о своей жизни, чтобы оно не было похерено.

1. Ты плохая мать! Всегда манипулировала, вызывая чувство вины. Сама считала себя центром вселенной и все и вся должно было вращаться вокруг одной тебя. Выработала во мне чувство и комплекс вины и недостойности. Всегда во всем упрекала и требовала чтобы я все делала по твом хотениям. Ты никогда не извинялась за свое поведение, считая что ты безупречная и идеальная во всех смыслах. Манипулировала в раннем детстве словами - если будешь так себя вести, я тебя любить не буду! Значит в моем подсознании легла программа, что ее любовь ко мне зависит от моего поведения.
Я долгое время была под твоим влиянием, дабы не расстраивать маму и вести себя хорошо. Т.о. многие решения, о которых в последствии пожалела, были приняты именно из этих установок. Так она захотела стать бабушкой и мне нужно было родить. А спустя время сказала, что я сама это решила и что мне никто не приставлял дуло пистолета к виску. Помощи от нее было мало.
После рождения ребенка я начала вставать на дыбы и высказывать ей мои детские обиды, на что она мне отвечала, что небыло такого и что я все придумывала или перекручивала. Её всегда ненавидил мой старший брат. С отцом они развелись когда мне было 6 лет, а затем он начал спиваться, но жили в одной квартире до моих 14 лет.
Она злая и беспощадная, наказывала и била по всяким мелочам не разбираясь в причинах, прикрываясь словом «воспитание».
Яначала думать, что смогу начать свободно жить только после её смерти, от этих мыслей страшно становится.
Она по сей день считает (мне уже почти 40) что имеет полное право упрекать, обвинять, унижать, навязывать свои никчемные нравоучения, командывать, тыкать носом, только на основании того, что она моя мать.
Она уже и не помнит, или не хочет помнить как выгоняла из дома, когда у меня появился мальчик. Когда в 16 лет заявила что готовить больше не будет, т.к. мы уже взрослые и можем сами себе приготовить еду, только вот холодильник был абсолютно пустой и на нижней полке только лук лежал; меня подкармливала подружка в классе, которая приносила каждый день 2 бутерброда с маслом и паштетом. Это был для меня и завтрак, и обед и ужин. Я была худая как гвоздь.
Она не помнит как в 5 лет я запачкала ботинки в грязи на улице, она заставила их снять, взяла их в руки этими ботинками размазала мне эту грязь по лицу, по голове и волосам. С 6 лет она заставляла мыть полы и убирать квартиру. Особенно к ее приходу все должно быть чисто. Наказывала, ставя на колени в угол с поднятыми руками и потом, молчанием на несколько дней. Очень любила бить ремнем и руками по лицу и по голове.
Она говорила что пока я живу в её доме буду делать так как она говорит, нравиться мне это или нт! Я всегда мечтала поскорее вырасти, чтобы сбежать из этого ада. В доме до 14 лет всегда были скандалы, вопли, истнрики, драки, мордобои, поскольку отец пил и жил с нами пока не разменяли квартиру, хоть они уже были в разводе. Он был неагресивным. Приходя пьяным домой, мог просто лечь спать, а она же - Нет!
Надо устроить скандал или драку, иначе ей видимо было скучно жить. А затем все свое зло срывала и на нас с братом.
Я в детстве часто думала, зачем она это делает? Она же все равно не решала этим вопрос, он как пил, так и продолжал пить. Зато все эти трагедии, 2 попытки самоубийства у нас на глазах, истерики, особенно драки (она их очень любила, потому что отец ее не трогал и она его не боялась) устраивала почти каждый день, на протяжении очень многих лет; разбивание мебели, посуды, стекол, выбрасывание магнитафона и прочих вещей через окно с 8го этажа, приходы участкового домой, ночные вопли, когда он звонил в дверь и она не хотела пускать в дом; и мне все это очень хорошо засело в подсознании. Вот если бы он влепил ей пару троицу затращин по голове, может она бы поспокойнее бы себя вела. У нее была любимая роль Жертвы. Все плохие вокруг: муж плохой, дети неблагодарные - одна она хорошая и насчастная....

2. И по сей день она хорошая, а я плохая и наблагодарная дочь. Брат вообще от нее отказался много лет назад и в отличии от меня он все ей делал наперекор и на зло, а я как девочка терпела и молчала.
Она считает что умнее всех, правильнее всех, ей ничего нальзя высказать или припомнить. Это оборачивается скандалом. Она НИКОГДА не извинилась, не проявила раскаяния, сочувствия, моральной поддержки и понимания. Зато любую мелочь что она делает выставляет это подвигом. Даже готовку еды в детстве выставляла подвигом и великим делом, а не материнской обязанностью. Шквал упреков и тыкание пальцем не заканчивается по сей день. Она Всегда во всем ПРАВА! Ее любимая фраза: «А что я не права? ПРАВА!»
А разве бывают идеальные люди которые всегда и во всем правы? Я пыталась донести до ее сознания эти слова, но - бесполезно. Человек считает что он всегда во всем прав и никогда не ошибается! Тогда ее можно наверное записть в ранг Святых.
Она не умеет слышать и слушать. Видит только свою правду, правоту и изъяны у других. Никогда не давала свободы выбора, а одни приказания и принуждения. Ее фразы: «Вот, когда вырастишь, будешь делать как хочешь», «Вот, когда будешь иметь своих детей, тогда поймешь!» И что толку? И выросла я, и дети свои есть, а мое мнение о ней осталось прежним. И как я думала о ней в детстве, в юношестве и по сей день остаюсь при своем мнении и ничего не изменилось....

Я уже даже не ненавижу ее. Просто хочу чтобы она исчезла из моей жизни.
Когда я отдаляюсь от неё, она начинает, подхалимничать и мне кажется что она хорошая и добрая мама, тогда у меня срабатывает программа под названием «чувтсво вины». А в итоге это просто ее трюк, как только даю ей возможность приблизиться, все начинается с начала. Сейчас она в силу возроста боится остаться одна, а я не хочу этот груз взваливать на свои плечи. Она боиться потерять контроль надо мной, всегда совала свои нос в мои дела: как личные вещи (я у тебя дома нашла то-то и то-то. А кто просил тебя туда лезть?), так и в личные отношения), а потом твердила, что это неправда.
Еще её самое любимое занятие - это обижаться! Обидеться, а потом лежит в трауре на диване несколько дней и не разговаривает, а потом еще любит приболеть, мол голова болит и простуда у нее. Говорить ей что на обиженных воду возят, означает еще несколько дней лежание на диване в траурном состоянии. Типичное поведение Жертвы! Все должны крутиться и извиваться вокруг нее и в попу ей дуть. А если в попу не дуть, то после лежания в трауре, найдет способ и причину зачинить Скандал!
Ну что это за мать такая? Это не мать, а вампир энергетический!
Моя мать - плохая, злая и эгоистичная мать!!!

Внука она сама хотела и навязала мне, а бабушкой быть не обязана. 2 раза на лето взяла ребёнка уже 6-7 лет, что не надо за ним бегать, подгузники менять и сложечки кормить, так теперь упреки о её помощи не заканчиваются. Опять же ей нужно в ножки кланяться и в попу дуть в знак благодарности... Иначе в ответ прозвучит: «А что, когда вы были маленькими, мне тоже никто не помогал.»
- типа пыркайся с ребенком тоже сама. Тогда зачем было просить о внуке? Ах, да! Я же не под дулом пистолета его сделала, значит ответственность полностью только моя.

- Как можно избавиться от всего этого? От этих больных, нездоровых отношений, не ипытывая при этом чувтво вины, угрызений совести и глубокой внутренней печали? Чтобы обрести полную Свободу во всех смыслах.