?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
По следам "Туманности Андромеды"
gelena_s
Попался мне тут пост, где восхвалялся тот факт, что сейчас якобы много стало «нахимовских училищ», всевозможных закрытых школ, даже что-то типа пансионов благородных девиц появилось. Новую элиту растят!

Я аж вздрогнула от такой новости. По жизни так сложилось, что я довольно много имела в окружении тех, кто жил во всевозможных интернатах. Причем, большей частью в очень приличных, что-то вроде интерната для сотрудников МИДа, всяких спортивных и разнообразных творческих. Да и среди клиентов такие выпускники занимают заметную долю. А Эльвира, например, информации об этих элитных местах наполучала от собственной дочери, она у нее летом в лагерях иностранных языков проводила. И там было много детей, которые в интернатах проводили весь год.

На мой взгляд, даже самый распрекрасный интернат от детского дома отличается только лучшим образованием, а так совсем те же проблемы, только антураж получше. Сама я, когда появилась возможность отправить тогда еще школьником младшего в иезуитский колледж, так и не решилась, да и муж сразу же сказал - нет! Образование образованием, но вряд ли он нам потом простит то, что от него практически избавились в двенадцать лет.

И вот вопрос: а есть ли случаи, когда интернат единственный и лучший выход?

Распишите, пожалуйста плюсы и минусы интерната, причем мы априори предполагаем, что это хорошее и дорогое заведение.

Ну и «бонусом», а что именно многих заставляет считать, что учеба в таком вот "закрытом" заведении - это что-то элитное?


Подписаться

Recent Posts from This Journal

  • Протестное

    С клиенткой мы тогда работали с градацией наполнения понятия. На примере того же борща: от детской помощи нарезать маме капусту и считать, что уже…

  • Романтическое

    В любом посте, где у аудитории спрашивается мнение или совет, самое большое количество комментариев пишется в духе «Уходи, убегай, брось…

  • О догадливости

    Вот тут olessya_online привела классику: а ты сама не видишь? Могла(мог) бы и сама догадаться! Сколько все этого мы наслушались в…



  • 1
В России, где жизнь традиционно была жестокой, а то и зверской, нет ничего важнее смягчения нравов, нет ничего важнее гуманитарной культуры, которая учит слушать и уважать чужое мнение. Нет ничего важнее и юридической культуры, которая учит независимому закону, всеобщей истории права. Этому была посвящена последняя работа лицейского преподавателя словесности Александра Галича. В его честь взял свой псевдоним наш Галич, который очень уважал лицейское братство и даже дату своего рождения – 20 октября всегда писал как 19 октября, то есть в день рождения лицея.
Галич, любимый учитель Пушкина, во время болезни Николая Федоровича Кошанского преподавал изящную словесность. Но главной его целью было написать «Всеобщую историю права». Он работал над ней 10 лет. Это была фундаментальная книга, но она сгорела во время пожара, и сам Галич после этого уже не поднялся и через месяц умер.
Вот эта удивительная направленность лицея – давать гуманитарное, юридическое, нравственное, историческое образование – это для русской утопии необходимо. Потому, что этого в России не хватает более всего.
Педагогический состав лицея блистал не то чтобы учеными степенями, не то чтобы особенным интеллигентским образованием. Важнее всего была ориентация этих учителей на создание новой системы права в России. Малиновский, первый директор лицея, автор работ о вечном мире и классический русист был очень добрый, но при этом чрезвычайно твердый человек. Он завел абсолютно новый стиль общения с детьми. (Ведь лицеистам при поступлении было по 12-13 лет). Этот новый стиль и характеризует гуманитарно-правовую культуру. С 12 лет к лицеистам обращались на «ВЫ», по фамилии, присовокупляя непременное «господин». Что создавало очень интересную среду. Оберегая от панибратства, это ставило преподавателей и учеников на равную ногу. Моя педагогическая практика подтверждает, что с детьми надо быть именно на «Вы», потому, что они себя от этого лучше ведут.
Лимонов когда-то справедливо заметил, что если в тюрьме к сокамерникам обращаться на «сэр», можно резко улучшить моральный климат. Точно так же, если обращаться к ученику «господин», можно этим поднять ученика до себя и запретить ему, отграничить от него все попытки пугающего хулиганства. Когда ученики и учителя прожили в такой обстановке 4-5 лет, между ними установились отношения абсолютного братства и доверия. Подумать страшно, что историку Ивану Кайданову, бывшему старше Пушкина на 12 лет, Пушкин прочел свое: «в чужой … ты видишь, а у себя не видишь и бревна». От этого стихотворения покраснел даже Пущин. А Кайданов, правда, весьма уважительно, взял Пушкина за ухо. Мол, «впредь ничего такого не пишите. И вы, Пущин никому об этом не рассказывайте. Да и Россия не того от вас ждет».
Эта форма общения, которая была принята, удивительным образом Пушкина сформировала. Пушкинский ледяной, устанавливающий дистанцию юмор в противовес дружеским шуткам – это как раз замечательная лицейская школа. Уважительные отношения с детьми при сохранении дистанции – то, что для Пушкина всегда было главным. Ну, и Пушкина всегда были свободные воззрения на педагогику. Вся его педагогическая программа, помимо Записки изложена в посвящении маленькому Павлу Вяземскому:
Душа моя Павел,
Держись моих правил:
Люби то-то, то-то,
Не делай того-то.
Кажись, это ясно.
Прощай, мой прекрасный.

Вот эта апофатическая программа (не делай того то, а делай то, что любишь) вынесенная из лицея, и воспитывала рыцарей.

  • 1