February 24th, 2015

Про паровоз и лошадь

По вчерашнему посту придется добавить. Не сумела я мысль донести. По большинству комментариев поняла, что я типа предлагаю в такую словесную игру сыграть. Мы все равно в ответе за тех, «кто нас приручил», мы же знаем, что наши поступки «загоняют в гроб», но для удобства общения будем использовать такие вот словесные обороты. Все понарошку. Хорошая иллюстрация того, насколько глубоко и тотально сидят в нас убеждения, впитанные еще в детстве. То есть, где-то там внутри мы по-прежнему отвечаем за жизнь мам и пап и прочих близких родственников, но на словах от такой ответственности как бы отказываемся.

Еще раз напомню: все варианты нашего воздействия на чье-то здоровье и жизнь (неоказание помощи и причинения вреда здоровью) предусмотрены уголовным кодексом. И все остальное - точно не в нашей власти, чистая гордыня. Почему-то мы всерьез верим в то, что можем повредить здоровье родителям своим непослушанием, своей самостоятельностью, но совершенно нас не смущают прямо противоположные примеры. Вот скажите, кому удалось уговорить родителей на здоровый образ жизни? Не тогда, когда приперли реальные угрозы, а чисто для профилактики? Или загнать в спортзал, или хотя бы уговорить делать зарядку? Или оторвать от дивана-телевизора? Ага, мы на здоровье родителей влияем только там и тогда, где и когда они сами решат «влияться».

А ведь увеличение движения на пятнадцать минут в день прибавят вашим мамам значительно больше здоровья, чем ее сиюминутная радость от вашей послушности. Тем более, что послушность - это игра в "Сказку о золотой рыбке". Сегодня вы бросили мальчика или девочку, которая маме не понравилась, а завтра устроились на работу, где вас тошнит от каждой проведенной там минуты, потом даже одобренный мамой супруг чего-то ляпнул, начальник не продвинул, ребенок родился не того пола и темперамента, так что все равно в гроб загоните! Так или иначе. Даже если сами раньше времени помрете, то все равно ускорите ее или его смерть - ведь шантажист расстроится!

И изменения начинаются только тогда, когда сам объект шантажа поверит, что здоровье родителя не в его епархии ответственности, не раньше! И только тогда появятся и нужные слова, и нужные ответы на все последующие манипуляции. Знаете, это как учить неуверенного в себе человека отстаивать собственные границы. Можно выучить ответ на манипуляцию «Ну ты же мне друг, дай взаймы 1000 баксов!». Но уже следующая «Ты меня уважаешь?» сломает его, потому что где-то внутри он согласен со всеми доводами, а «правильный» ответ выучил только один. И только свободный легко парирует абсолютно любые манипуляции. Ему не надо заучивать ответы, они сами приходят в голову.

И это при том, что даже самые ортодоксальные авторы призывают уважать и почитать родителей, но при болезни родителей предлагают за них молиться, а не от своих жизненных обязательств отказываться.

Муж тут привел пример: одна из моих бабушек в последние годы ушла в сосудистую деменцию и каждый раз рассказывала, сколько соседи всего у нее украли. Мы конечно угукали, но переживать и, тем более, виноватить себя за то, что позволяем соседям "курток замшевых три штуки" у нее таскать, точно не собирались. Пытались найти сиделку, я беременная бегала три раза в день ее кормить, но вот включаться в бред - уж увольте! А вот в бред, что поступки детей укорачивают жизнь родителю, включаются многие.

Парадигма, что люди рожают себе рабов, идет еще из рабовладельческого общества, из рабски-тиранического типа отношений. Она максимально будет поддерживаться государством нашего типа, ибо удобно. Может смениться только в военное время: придется расстроить мам, превращаясь в пушечное мясо. Тогда государство резко покажет, кто тут хозяин, а кто рабы. И вот тогда мамы разделятся на два типа: одни будут говорить, сынок, я буду молиться за тебя, дай бог тебе выжить, а другие будут выть, на кого ты меня покинул, как же я жить-то теперь буду?

Вот интересно, у кого из детей шансы выжить будут выше?

Кстати, подумайте, в чем еще ограничивают такие кандалы вины и ответственности за жизнь и здоровье родителей?

Запретные темы

Вернусь к теме чистого суицидального шантажа. Сначала историю. Моих ассистентов я всегда отправляла поработать на службу телефонов доверия. Чтоб дзен отрастить, нимбы пообломать. Работа это практически бесполезная, люди, заинтересованные в изменении ситуации, туда практически не звонят, а вот будучи в истерике - очень часто, шантажное поведение там обыденно как здрасте. Особенно на платных телефонах. Там же трубку психолог первым класть права не имеет. Так вот как-то Эльвире позвонил весьма выпивший товарищ и начал втирать, что дуло у виска, жизнь дерьмо и вот все-все в ее руках. Дальше я процитирую саму Эльвиру, кусочком, полностью можете прочесть здесь .
===============================================
Отдельная тема нетрезвых клиентов. Это я позже научилась просить позвонить после того, как протрезвеют, но тут еще не очень опытна была. И поэтому продолжила разговор. Далее, выясняется, что мужчина грозится пострелять всех вокруг, либо застрелится сам, потому что его проблемы не имеет решения. Я потратила час на то, чтобы всяко разно убедить не делать его это. Но бесполезно. Все продолжал настаивать на этом. Тогда я решила: ок, соглашусь с ним, Скажу ему, что - хорошо, делайте что хотите, раз вам ваша жизнь не дорога.

На что он отреагировал сразу: "вы что посылаете меня нах*й???" Я ему ответила, что да.
Он матерно повыражал свое удивление моей работой. Затем я его спросила - Что, хочется теперь стреляться?
Он ответил - что удивительно, но нет. На что я ответила, что я свою работу выполнила.
Далее, он теперь уже в более позитивном ключе так же матерно выражал свое удивление относительно того, как это сработало.

Не со всеми клиентами с суицидальными наклонностями провокативку можно применять. Этот прием срабатывает на клиентах, все-таки желающих внимания, но не на тех, кто правда намерен выполнить идти до конца. И вот тут вот сработал. Чему я была несказанно рада.
===============================================
У меня тоже был случай, когда уговорили меня таки приехать к одной клиентке на дом. Это было еще в конце девяностых, сейчас бы точно не поехала. Клиентка начала мне рассказывать как она умирает, при этом не забывала как бы ненароком поглядывать в зеркало. И не просто поглядывать, а делать при этому кучу мелких, но очень значимых деталей: то прическу поправить, то осанку, то одежду. В общем, следить за тем, как она выглядит во время разговора. Это, кстати, очень четкий критерий демонстративного поведения. Если человек чуть ли об пол не убивается, но норовит увидеть свое отражение, то единственное чем вы можете помочь - оставить его наедине с собой любимым.

Ну а психолог сбежать, в общем-то, права не имеет, «уплочено», потому я стала задавать вопросы: ну умираете, это понятно. А мысли-то какие про дни последние? Про похороны подумали? Кто придет? Кто нет? Муж бывший на похоронах будет один? (Там и обострение возникло после того, как дочка выросла и муж слинял. Девушка жила уже с парнем, а у мужа пошли большие деньги в бизнесе, как только он от нее ушел. Обидно же!!! ) Цвет гроба выбрали? А одежду?

Клиентка зависла надолго, повторила рассказы про свою скорую и ужасную смерть еще несколько раз с добавлением трагизма, опять зависла, но обсуждать тему, что можно сделать, чтобы улучшить свое текущее состояние, так и не стала. Ее мужа (бывшего) пришлось подготовить к тому, что продолжить лечение, скорее всего, придется уже в психиатрической клинике и так же пришлось научить правильному обращению с психиатрическими больными. Клиентка, кстати, жива до сих пор (внезапно, да?) и имеет прекрасные шансы пережить всех близких.

Так вот, такие разговоры полезны в любом случае, даже если нет психиатрического диагноза. Особенно с бабушками-дедушками, когда вероятность смерти прямо сейчас для них актуальна («я теперь не покупаю незрелые бананы…») и для них это действительно важная тема – обсуждение похорон. И стоит отличать желание подготовиться к своей смерти от суицидального (на 146% привычного, неосознаваемого) шантажа. И то, что многие из близких плохо воспринимают разговоры о смерти - это уже проблема самих близких.

В таких случаях всегда говорю: раз родителям и бабушкам надо говорить о смерти – говорите о смерти, пообещайте похоронить так, как они хотят, посмотрите и обсудите все, вплоть до гардероба. И кого звать, кого не звать на похороны. Это многим помогает примириться с мыслью о конечности жизни.

Главная сложность в том, что такие разговоры обычно с вашими поступками никак не связаны, могут начинаться внезапно и многими воспринимаются как личная обида. А вот шантажные разговоры всегда имеют какую-то цель: от повышения собственной самооценки до отказа от какого-то вашего намерения, желания.

Поэтому примерьте сейчас к себе вдумчивый разговор про смерть и ее влияние на последующие события вашей жизни и отследите свою реакцию - что отзывается? Желание быстро оборвать разговор? Раздражение? Злость на себя? На того, кто собирается поговорить о собственной смерти?