February 14th, 2015

Есть контакт! Или нет контакта?

Вспомнила, что обещала написать про тему телесного контакта. Одна моя клиентка рассказывала. Была родителями, как и многие тогда, да и сейчас, спихнута на хранение к бабушке. И тут у кого как. Кто-то это время вспоминает как лучшее. Многие бабушки как раз к внукам и поумнели, и нужды ребенка понимать стали, да и помягче себя вели, а некоторые… Они скорее заскорузли в своих стратегиях и для детей были тяжелым испытанием.

Эта девочка жила у бабушки в старой казачьей станице, бабушка была довольно жестким человеком, со своей пережитой трагедией. А внучка, насмотревшись на подружек, как то спросила: бабушка, а почему ты меня никогда не целуешь и не гладишь по голове, как Надина мама? И наслушалась в ответ и про Надю, и про ее маму, какие они непутевые и что целуются только дуры и припадочные, и вообще… Работать надо! Такое вот отношение к телесным контактам.

Вообще, я за свою практику насмотрелась на огромное количество телесных запретов. Про свой тоже писала.

И снова хочу напомнить про эксперимент с обезьянками, которым вместо мам вешали мягкую игрушку с встроенной бутылочкой. Эти выросшие обезьянки потом не могли встроиться в стаю и не давали себя самцам, а исскуственно оплодотворенные - раскусывали своим новорожденным головы и делали прочие аморальности. Там были еще эксперименты, когда в клетке была вообще только бутылочка, и тогда вообще мрак какой-то потом с обезьянками творился. Но сейчас не про чистый госпитализм, а про сенсорный голод.

Мы все равно остаемся примАтивными существами, сколько бы не мечтали про божественное происхождение. У нас есть тела, а у них есть потребности. И что получается, когда ребенка мало гладят и обнимают? Что с ним происходит?

В нашей стране этот голод настолько распространен, что почти не замечается, «так все жили».

Но его последствия проявляются практически везде. Где именно, на ваш взгляд?

Былое и думы

Попалось мне как-то про желание залезть на Великую Китайскую стену. И вспомнилось свое восхождение на нее, родимую.

Во-первых самое большое нае***во, что это вовсе не стена, а совсем даже лестница. Причем, со ступеньками разной высоты. И не просто разные участки, а вообще: на одном пролете то пара высотой по 5 см, то пара высотой по 50 см. И вот, лезешь и лезешь… Мы лезли в мае, на мое пятидесятилетие. Лезли долго, в очень интернациональной компании, без гида, естественно (что она, дура, с каждой группой туда залезать?). И хоть она была нашим личным гидом, сопровождать не стала.

Пока лезли, пообщались с огромным количеством народа, от шведов до индусов. Где-то через час, на пути к третьей или четвертой башне, старшему поплохело от жары и упражнения «влезь на стену», мы присели и какая-то пожилая леди, которую сначала мы приняли за англичанку, освободила ему место на бортике и задумчиво сказала: я вот все думаю, на кой черт я сюда полезла?

И как-то этот вопрос зацепил. Подумали мы, подумали и потихоньку поползли вниз.

Но тренировка хорошая получается, если каждый день по ступенькам неравной высоты лазать час вверх и час вниз.

Так что не впечатлились, не прониклись смыслом этой конструкции. Сыну даже обидно было: вот мечтал-мечтал, а попал и увы, ничего не отзывается, и совсем не интересно!

А у вас так бывало? Когда мечта оказывалась совсем не тем, а просто разочарованием?

Но зато почему то совсем не ожидаемая поездка к статуе Гуань Линь, которая, я так понимаю, построена в пику статуе Свободы, удивительно понравилась и сынуля вместе с китайской толпой даже ходил свечки, то есть ароматические палочки, на алтари ставить. Меня, правда, несколько озадачило желание многих китайцев мужского и женского пола со мной сфотографироваться, а также хватание девушками сына сзади за его кудри. Уж очень непосредственно они все это проделывали!

Вот такое вдруг вспомнилось за ради романтизма!