January 30th, 2015

Продолжение мемуарностей

Эк меня потянуло на мемуарное-то!

Когда пришел Ельцин, встречен он был вначале очень хорошо многими, ну кроме совсем "настоящих коммунистов". "Мы ждем перемен" было тогда мощным общим настроением.

Но тут началось... Вся годами заметаемая под ковер грязь полезла наружу. То, что было воспитано поколение, выросшее без войны и лишений, но в обстановке тотального лицемерия, стало понятно довольно быстро. Одни бросились зарабатывать, а другие их грабить. Ошалелые старики умирали не от голода, а от жесточайшей фрустации. И тут было плохо всем: и «простым людям», и «верным коммунистам».

Многим, вполне честным людям, пришлось признать, что вместо работы они занимались размножением бумажек, выпуском ненужного. Помню разговор с одной женщиной, которая рассказывала, как они выпущенную обувь почти сразу уценивали, и она шла чуть ли не на мусорку. Потому как даже на полном безрыбье ее не брали. Об этом итак многие знали, но тут стали говорить вслух и прилюдно, и пошло отравление правдой.

Тем, кто привык, что за него думает "партия", стало еще хреновей. Партий стало много, навык думать был совсем не прокачан, совсем с ума сойдешь! Многие, правда, быстренько заменили партбилеты на крест на пузе и успокоились, типа атрибутика сменилась, а идеология, структура и даже «коллеги» – все те же. Зато право «учить жизни», диктовать, что «правильно», а что «неправильно» осталось.

Но вначале была надежда, что вот теперь-то начнем жить по нормальному. Появились ваучеры... Вот до сих пор считаю, что это было большой ошибкой . К подготовке такого мероприятия, как раздел госсобственности, с кондачка не подходят. Нужно было долго и тщательно готовить и людей, и собственность, а получилось поганое очковтирательство, после которого у многих вера в обновление страны пропала напрочь. Где теперь те фонды, в которые эти ваучеры были вложены? Так что те алконавты, которые продали их за бутылку, хоть что-то реальное получили, в отличие от остальных.

Мы тогда сделали несколько попыток уехать, больше из-за старшего, чтоб его лечить, я была уже измучена попытками вылечить его здесь. Но мы реально не смогли найти денег на авиаперелет туда обратно даже для мужа, хотя приглашения на работу ему были. Но при зарплате в двадцать долларов и галопирующих ценах, найти того, кто даст взаймы полторы тысячи долларов, было нереально.

Из знакомых уехали только те, кому было у кого занять. Потом уже программисты стали уезжать массово, но к тому времени нам было уже не до отъезда, отец умирал, мама истерила, бабушка отдалась сосудистой деменции окончательно, и сил на отъезд просто не было.