August 18th, 2014

Про где мы

Знаете, когда приезжаешь вот так резко, сорвав планы, а потом останавливаешься, то все вокруг по-другому видится, совсем со стороны.

Сейчас ощущение, что приехала в чужую страну, или попала в тридцатые. Когда ехали, заходили поесть в придорожные кафе и в Белоруссии, и в России. Страшно зацепило злорадность в голосах ведущих российских программ. Вот уели наконец эту поганую богатую Европу! Вот попрыгаете еще! Но ни одна война не знает окончательных побед.

Эти дни выйти из дома не могла, лежала и читала. Главную страницу в ЖЖ читать нельзя. Это война тупоконечников с остроконечниками. Лица теряют даже те, кого раньше считала вдумчивыми людьми. Пока сложилось впечатление, что войнушка затеяна, чтоб добить активных и со стороны России, и со стороны Украины. Чтобы дальше было проще управлять. Кстати, утвердилась в мнении, что страны братские, особенно по дуристике принятых решении. Идем ноздря в ноздрю.

Самое странное - двойственность сообщений. С одной стороны сообщения, что все в одном порыве поддерживают «политику партии и правительства», и тут же куча проектов решений, заворачивающих гайки всему, чему можно и чему нельзя. Так поддерживают или надо заставить поддерживать?

Мне уже пришлось сказать одной родственнице, что как бы ей с ее не самым здоровым ребенком такая поддержка санкций боком бы не вышла. Я-то уже по молодости с милицией объяснялась за покупку лекарств за валюту, тогда запрещенную. Вот никак не хочется больше возвращаться в те времена. А разницу между российским и, например, шведским инсулином вам диабетики легко объяснят.

Верить в то, что бегом догоним, не смогу. В лучшем случае построим опытные образцы, которые будут демонстрироваться на выставках. С этим проблем не было никогда. Штучное у нас всегда отличное, только в серию не запускается.

Что я еще пропустила за эти три недели? Машину времени изобрели? И куда поедем, в тридцатые или еще дальше, в девятисотые, к православному царю-батюшке?

(no subject)

"Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…" Когда-то из-за этих стихов школьной программы я долго ругалась с нашей старательной учительницей литературы. Я к ней пристала с вопросом: а кто должен заниматься хатой нашего героя, пока он воюет за Гренаду? И вообще, его туда звали? Она отвечала, что я не понимаю интернационализма и вообще, стих велено выучить и продекламировать, а не вопросы задавать! Я осталась бурчащей и недовольной. Полезла потом, уже будучи постарше, в историю вопроса, да и знакомые из эвакуированных детей Испании нашлись, выяснилось много интересного, и "неоднозначного". Такого, например, как взятый на хранение СССР и куда то невнятно девшийся золотой запас Испании, и что один из тех самых воинов-интернационалистов, воевавших в Испании, и написал запрещенные "Скотный двор" и "1984".

А вот что гонит сейчас людей воевать за другую страну? Принимать беженцев - понимаю, а войну в чужой стране не пойму никогда!
А вы?