?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Про корни и ветви
gelena_s
Расскажу некоторые истории о своих старых клиентах. Я очень осторожно рассказываю про них, если это события недавние, обязательно меняю узнаваемые детали. Но о тех, кто был лет десять назад, иногда рассказываю, особенно когда это свидетельства эпохи.

Я работала с одной клиенткой по поводу ее отношений с матерью и проблемами в карьере. Эпизоды из детства, которые мы отрабатывали, были примерно такого типа: я отказалась есть кашу, меня вырвало и мать заставила есть блевотину, лупя ремнем на каждой ложке. Ее собственная мать была найдена в возрасте около двух лет под трупом уже своей матери, около перевернутой телеги в сорок втором, солдатами, которые ее откачали едва живую и отправили дальше. Сначала в детдом, а потом даже родня нашлась и бабушка вырастила. Но вот такая жизненная история отнюдь не стала чем-то, что помогает построить с дочерью хорошие отношения. А скорее индульгенцией жестокости и требовательности к своим детям.

Кстати, такие клиентки (дочки) обычно редко дорабатывают с психологом до нужного результата: ушел невыносимый дискомфорт в отношениях, и то ладно! Уже хорошо. Потом посылают других ко мне, но сами редко продолжают работать с собой. Почти как с зубами: боль утихла, к дантисту уже можно не идти.

Другая клиентка. У нее мать повесилась после того, как дочери стали совершеннолетними. Они уехали, муж, который жил с ней только, чтоб не дать ей окончательно озвереть, тоже ушел в тот же день, как младшая дочь уехала в другой город. И она повесилась. Детей била всегда и за все, старалась отлупить до того, как отец придет с работы, при нем только орала и оскорбляла. В редкие хорошие минуты мать клиентки как-то рассказала, что в детстве уже ее собственная мать (бабушка клиентки) послала в поле осенью собирать овощи на поле после уборки. Это было время пресловутого закона о колосках. Взрослые не ходили, ибо можно было загреметь лет на пять в тюрьму, а детей посылали, в том возрасте мать клиентки в школу еще не ходила. Что-то она на поле набрала и осталась ждать родителей: договоренность была, что когда стемнеет, ее родители заберут из оврага, где та будет сидеть. Но вечером кто-то пришел к родителям в гости, и чтоб не донесли, родители остались дома, и маленькая девочка просидела всю ночь до рассвета в холоде и темноте, дожидаясь родителей. А утром, на рассвете, потащила добычу домой. Была отлуплена, что мало принесла. Потому искренне считала себя прекрасной матерью.

Еще клиентка, сорок второй год, с сестрой жили у теток. Сестра заболела менингитом. Тетки вынесли сестру в сарай посреди зимы, от крика устали. На клиентку орали, что сука такая, к сестре бегает, от работы отлынивает. В пожилом возрасте вялотекущая депрессия, потеря интереса к жизни.

Вот просто набор эпизодов, но в этом и есть корни многих нынешних проблем взаимоотношений, ожиданий, не умения считаться с чужими мнениями и интересами. Именно такое всплывает, когда отрабатываешь запреты на счастье и успех.

Что значит отрабатывать такие эпизоды: для меня убрать телесную составляющую при воспоминании. Если воспоминание чужое, то четкое разделение с тем, кто это испытывал, признание боли и труда того самого человека и проговаривание, что понимание испытанной предком боли не стоит обесценивать ее повторением, а стоит просто учесть этот опыт в своей жизни и закрепить его как стоп-сигнал, чтоб не допустить повторения.

Попробуйте сами описать, как работает механизм, заставляющий повторять худшие модели поведения своих предков. Что происходит в таких случаях? Что и как закрепляется в поведении?


  • 1
Ахаха, вот синхронистичность какая: отвечая на Ваш комментарий, открыла ссылку на Вольфа Китцеса. И натыкаюсь глазами на фразу: "«Социально бессознательное» - это выборы, решения и действия индивида, реализуемые через набор коллективных автоматизмов, выработанных некой социальной практикой и представляющих её суть, в противоположность следованию своей воле и своим рассуждениям. Здесь опять для описания существа социальной организации более чем уместно метафора танца – всякая социальная практика для своих нужд вырабатывает систему шаблонных решений и стереотипных действий, также как танцевальная практика позволяет затвердить соответствующие фигуры и па.

Жёсткость, безусловность и «автоматичность» реакций в рациоморфных процессах не меньшая, чем у «настоящих» инстинктов, только вот способность к ним не наследственная. Она «впитывается» из соответствующей социальной среды, но не воспитывается в ней, поскольку процесс подчинения личного поведения общим «шаблонам» проходит мимо сознания" (отсюда: http://wolf-kitses.livejournal.com/65129.html).

Моё "я" с раннего детства сопротивлялось принимать безоговорочно эту самую "систему шаблонных решений и стереотипных действий", которую в меня пытались упихать.


  • 1