gelena_s (gelena_s) wrote,
gelena_s
gelena_s

Мы одной крови

А теперь на ту же тему, но с другой стороны. Как-то на расстановках поразил случай, женщина пришла от отчаянья: сын сидел под следствием за групповую драку и убийство. И главная роль, похоже, как-то плавно перетекала на него.

Когда делали расстановку, неожиданно выявилась фигура еще одного мужчины, крепко связанная и с убийством, и с сыном. Кстати, в работе расстановщика, как в работе следователя, очень интересно наблюдать, как постепенно вырисовывается  картинка. Так вот, женщину спрашивают, что это может быть за фигура? Она расплакалась и рассказала историю. Собиралась замуж и уже ждала ребенка от одного человека, но он сел за драку с убийством. А другой парень воспользовался моментом, что называется, подставил плечо, признал ребенка своим и они вполне благополучно прожили все эти годы. Сын рос ровно, мальчик был закрытый и как говорится, ничто не предвещало. Сын не знал, что у него другой отец, но даже не зная его, повторил его судьбу.

Но и в куда более простых случаях, когда отец сваливает от младенца, выросший сын повторяет отца и на упреки обычно запальчиво отвечает: «Ну, меня-то бросили, и ничего, вырос!». Грустно, но нередко за желанием мальчика убить отца стоит простое - стать таким, как он. Не может мальчик идентифицироваться с матерью.

Так вот, в продолжение темы того письма, одним из возможных направлений работы с мальчиком была бы поездка к отцу. Да, просто навестить его. Для альтернативно думающих: не полюбить, а, скорее, познакомиться лично, еще раз. Что бы сделать образ отца более объемным, более живым. Уйти от объективизации. Живого, даже того, кого всей душей ненавидишь, убивать намного сложнее.

Кстати, если кто в курсе, можете даже источник найти: был эксперимент, когда пострадавших уговаривали навестить отбывающих срок за преступления против них же. Так сказать, жертвы навещали преступников. Конечно, работа это была непростая, и психологам пришлось много поработать. Но результаты были интересные: процент рецидивов значительно упал. Персонификация тех, кому причинил ущерб или убил, лечит сильнее срока. У этого подхода один недостаток – дорого очень. И общественное мнение пока не готово.

А пока вопрос: нет ли в истории вашей семьи, давнишней или ближайшей, кого-то, о ком вам неприятно говорить или даже думать, кого вы «знать не хотите»? И если пойти совсем далеко-глубоко, не находите ли вы в себе черты того человека? Может, где-то на грани сознания и подсознания вы подозреваете это сходство, но старательно вытесняете. Есть такое? А если честно-откровенно?

И как это вытеснение отражается в вашей сегодняшней жизни? Или, если уже переработали эту ситуацию, как это отражалось раньше?


Подписаться
Tags: Общество, Отношения, Психология, Расстановки, Семейная система, Семейные сценарии, Семья, Треугольник Карпмана, Убеждения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

Recent Posts from This Journal