?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
gelena_s
Продолжу про маму. Получается скорее про семью, но мама в ней значила для меня много.

Уже потом у нас с ней был разговор. Она сказала: вот ты упрекала меня, что я тебя бросила, а отца в этом не упрекала, почему?
Я подумала и ответила: отец, когда приезжал, то ко мне. А ты приезжала к маме, а не ко мне. Я помню, как кадр из фильма. Ты сидишь, ноги в тазу. Я тебе пытаюсь что-то рассказать, а ты отодвигаешь меня рукой и голова повернута к бабушке. Мама надолго замолчала, а потом сказала: а ты права. С этого момента, кстати, отношения и стали лучше. Я тогда была уже замужем. Она потом рассказала, что всегда меня боялась.

Рассказывала, что как то, приехав пошла со мной на плановую прививку в поликлинику. Я посмотрела на нее и сказала: а давай ты тут останешься, а то мне от тебя плохо! Это мне было года четыре, сама я этого не помню. А вот усталость от их приезда помню и хорошо.

С усталостью как раз все понятно: живет девочка с бабушкой тихой жизнью, ее почти никто не трогает. Бабушка больше по хозяйству копошится. А тут приезжают родители, начинают весь накопившийся запас на ребенка выливать. Он захлебывается и пытается вырваться. А не тут-то было. Мама заставляет перемерить все сшитые ею платья, отец срочно учит английскому, куча гостей, куда-то везут, чего-то от ребенка хотят получить. Мама рассказывала, что став постарше, я стала через несколько дней спрашивать: а вы когда от нас уедете? А то я от вас устала!

Я действительно помню это чувство усталости от них, их гостей, помню и свое раздражение на маму. Она для меня была тогда просто шумной, резко пахнущей, раздражающей женщиной. Это сильно позже я стала понимать и про ее чувство вины, и про стремление как-то заслужить мою любовь. Но исходила-то она из своих желаний, своих недополученных в детстве потребностей. Голодного и военного детства.

Бабушка в то время не раздражала. Я, правда, странно чувствовала себя при ее монологах о ее трудной жизни. С одной стороны, восхищалась бабушкиной сметкой и умением работать (тогда я говорила: бабушка, мне тебя жалко!), но и присутствовало какое то смутное чувство, что меня, по русски говоря, нае****ют. Это потом стало уже понятно, что мне довольно ловко подвешивалась вина за тогдашнее благополучие. То есть, я была как бы виновата, что у меня благополучное детство, что есть еда, нет бомбежек и так далее.

Все это же мы уже в школе слышали постоянно: сволочи! Ради вас ваши деды кровь проливали! А вы... А далее по ситуации: не учим Маяковского, пуляемся жеваной бумагой и прочие страшные свидетельства нашей неблагодарности.
Когда я стала постарше, меня уже можно было родителям взять с собой на Север. Как раз подошел первый класс, но родители опять решили оставить у бабушки: на севере детей увозили в интернат и иногда месяцами не возвращали. Потому как детей нельзя перевозить во время бурана. А бураны там почти постоянно. А еще дети соседей родителей привозили из интерната столько "веселого и познавательного", вроде роскошного знания матерного русского и разных форм сексуальных развлечений. Так что мои родители струхнули и оставили меня дальше у бабушки.

Мама, кстати, там же нашла себе работу и даже сумела выбить от руководства гарнизона автобус, чтоб их , жен офицеров, каждый день возили в Никель на работу и обратно. Там же она стала хорошим руководителем строительства. Что не пошло на пользу отцовской карьере: тайн тогда не было и все знали, что у них «на книжке» больше денег, чем у комполка. Даром, что мама была чуть ли не единственной работающей женой офицера.

Внезапно отца переводят в Германию. Сначала родители были счастливы, даже собирались меня перевезти к себе, но отец попадает в госпиталь и затем отправляется в запас. Как потом оказалось, тогдашнее руководство, не мудрствуя лукаво, натаскало таких как отец, бывших военных преподавателей английского и поставили их на полный рабочий день на синхрон. То, что "враждебный Запад" своих переводчиков меняет каждые два часа не по зажратости, а по необходимости, дошло до нашего командования только тогда, когда все, кто тогда работал на синхроне, попали в госпиталь с нервным истощением. Отец сначала было расстроился, но после того, как генерал-майор, который с ним рядом лежал, сказал, что руку бы отдал за такой способ вернуться в Москву, несколько успокоился.

Получалось, что он, как не имеющий никакой жилплощади в СССР, может вернуться по месту последней прописки. Тогда это был подарок судьбы.

Продолжение следует.

promo gelena_s march 18, 09:00 11
Buy for 10 000 tokens
Мы в суете работы как-то приняли как само собой разумеющееся, что у нас некоторые консультанты не просто свободно общаются на английском, но даже консультируют на нем же! Все здорово, но хочется восполнить один пробел: у нас нет отзывов англоязычных клиентов. Поэтому мы решили пройти проверенным…

  • 1
Подвешивать вину за благополучие - в переводе с русского на русский: завидовать.

Эээ, вот нет. Зав дует сам человек . Молча или громко, это не важно. А вот тут обвиняют. Это тонбше делается.

читаю с удовольствием, очень интересно узнавать про быт и обычную жизнь людей в союзе.

а еще спасибо вам большое за совет, на вашем сайте в какой то статье прочитала что стоит заменить слово "надо" на слово "хочу", оно работает!!!
У меня в плане записано: надо рисовать минимум три картинки в день, оно мне с таким трудом давалось, то голова болит, то муза потерялась, то еще тысячу причин...
а как только я заменила "надо" на "хочу", и куча идей появилась и не по три, а по десять рисуется легко и с удовольствием)))
Спасибо!

Edited at 2014-08-22 12:31 pm (UTC)

"...Мама надолго замолчала, а потом сказала: а ты права. С этого момента, кстати, отношения и стали лучше. Я тогда была уже замужем. Она потом рассказала, что всегда меня боялась."

Вот этой ситуации мне не хватает в моей жизни - признание родителями своей неправоты. Чтобы я не говорил, на что бы не жаловался, какие бы факты не приводил, ответ всегда был один - дети не имеют права жаловаться на своих родителей и вообще они должны быть им благодарны за все.

Для этого нужна взрослость. А то поколение в массе своей остались не выросшими детьми, которые играли во взрослых.

да меня это больше всего поражало - в детстве родители обращались со мной не как родители с ребенком, а как старшеклассники которые куражатся над малолеткой который не может дать сдачи

поведение их было мне долго еще не понятно - пока я не понял что они просто по детски куражились

да, так и есть.
помню как я в возрасте 9 лет неудачно упал и сломал руку. На утро мама поручила папе отвести меня в больницу. Папа явно не хотел никуда идти и поэтому допытывался у меня, точно ли рука сломана? А то зря сходим к врачу. Я понимал что врачу идти необходимо и поэтому отвечал, что рука точно сломана и болит, хотя сам ничего не знал.
По дороге в больницу отец резвился и шутил, что в больнице руку мне обязательно отрежут. Я и верил и не верил ему и сильно расстраивался, а отца это очень забавляло.
В больнице рентген показал, что в кости руки у меня есть трещина – и я даже немного обрадовался этому, потому что выходило, что мы не зря пришли. В кабинет врача я входил со страхом, потому что отец не оставил попыток убедить меня в том, что руку мне все-таки отрежут. Но врачи не стали отрезать руку, а только ее загипсовали – за что я им весьма признателен.

Сейчас все это вспоминаю и вижу - никакой поддержки мне не было, а был сплошной кураж и моральные издевательства. И они это считали нормой.

У моего мужа классические "родители шестидесятых" - вечные дети, инфантильные, безответственные и слегка трусоватые. Милые - но, Боже мой, какие инфантильные... свекровь и умерла-то из-за этого, к сожалению :(

Время от времени выгуливаю собак с милой тёткой-соцработником. У нас с ней как-то случился разговор на эту тему - о взрослости стариков. Так вот она пришла к тем же выводам. Говорит, что самые тяжелые старики - это те, кто родился между (примерно) 1937 и 1945 годами: подростки, ставшие стариками, минуя взрослость. И что, бывает, приходишь в семью, состоящую из двух старух - матери за девяносто и семидесятилетней дочери, и понимаешь, что мать - взрослая, но адекватная женщина, даже если сил у нее нет, а дочь так взрослой и не побывала. У нее диабет - а она тайком, прячась от матери, лакомится конфетами: вкусно же. Или к врачу не идет: вдруг он скажет "страшное". И ответственность за порядок в доме чувствует мать, а не дочь.

Но что уж совсем интересно - это то, что абсолютно к таким же выводам пришла моя подруга, работающая в геронтологической клинике в Германии: те, кто были молодыми в начале шестидесятых, так и не стали взрослыми. В некотором роде - потерянное поколение.

Есть у нас по этому поводу некая гипотеза - что это поколение было развращено родителями, прошедшими военные лишения в первой половине двадцатого века, развращено из самых благих побуждений - они хотели дать детям то, чего были лишены сами, сняли с них то, что считали "грузом": ответственность, воспитание детей, заботы... А в результате - молодежь шестидесятых так и не побывала в роли "ответственных взрослых". Мое поколение - уже их дети - как мне кажется, переняли эстафету взросления не от поколения родителей, а напрямую - от поколения бабушек-дедушек.
Лично мне - повезло: моему отцу - девяносто, а мать была сиротой - тоже не совсем типичный случай.
А на семьи подруг - насмотрелась.

У меня с родителями была та же ситуация, да и со свекрами, пожалуй, тоже. Только я к немного иным выводам пришла. По-моему, в целом там развращать некому и некогда было, потому чт в послевоенные годы выжившие родители вкалывали по 12 часов в сутки, и у них не было ресурса детей как-то баловать и в них вкладывать. Наоборот, детей рассматривали как полноценных членов взрослой системы, нагружая на них задачи не по возрасту.

Мне кажется, тут скорее вот какой механизм работает - дети войны так навсегда и застряди в том возрасте, в каком их застала война. Их внутренний ребенок не успел получить в должной мере чувства защищенности, не успел наиграться, и потом у него не было возможности дорасти и добрать не полученное, чтобы нагнать свой возраст.

Мне это отчасти по себе знакомо, потому что в силу ряда семейных причин у меня получилось вот такое внутренне оборванное детство, из которого в семь лет пришлось резко перескакивать во взрослость. И потом несколько десятилетий было очень сложно от резкого несоответствия внутреннего самоощущения и социальных ролей, которые приходилось играть. И все сбалансировалось только после того, как я сознательно создала внутреннему ребенку условия, чтобы дорасти, освоиться и естественным образом повзрослеть.

Каков механизм - трудно сказать, но система определенно просматривается. Мне пришлось много работать с людьми, рожденными в этот период - 1940 +/- 5 лет, и все время это ощущение: я - взрослая, а они - нет, даже когда мне самой было лет 25, а им - 45-50, и их готовность идти за мной - взрослой - в кильватере...
Но что меня радует - это то, что поколение сегодняшних примерно тридцатилетних - это, по ощущению, поколение "взрослых", а не детей-перестарков :)

Да, мама была тридцать четвертого года, но взрослой была местами. Им с отцом просто их мамочки крепко попортили кровь и кой чему пришлось научиться. Ну а отец двадцать четвертого года, свою долю взрослости вносил.

Мой отец - тоже двадцать четвертого года. Его ровесники - точно - люди взрослые абсолютно. Уходят, к сожалению. Мне с ними тоже довелось поработать-пообщаться. Ох, какое же потрясающее это было поколение!

меня потрясает Ваша история. Простыми незлобными словами передается очень много ощущений. Долго это все вылезало потом, при профподготовке?

Да , пришлось потом поработать. Зато потом и много своих техник придумала, глядючи как со мной маются.

А тут вопрос у меня появился: что ценнее - своя техника (а такие появляются из наблюдательности и логического мышления) или же уже официально проверенная и одобренная?

  • 1